Страницы: 1 | 2
Я дочитал "Камо грядеши". То ли это гениально, то ли у меня с Сенкевичем очень эстетические вкусы совпадают. Не был бы Петронием - уверовал бы. Редкий случай, когда я читал книгу медленно, почти две недели, перечитывал почти каждую страницу, настолько роман прекрасен. Ни одного проходного места. Ничего лишнего. Первая сцена смутила меня. Россыпь непонятных терминов, чье изобилие в тексте было не особенно, на мой взгляд оправдано, вызвало у меня скепсис. Несмотря на это я еще в библиотеке понял, что книгу дочитаю до конца и с удовольствием. Похоже, я лето посвящу Сенкевичу.
Мои восторги не поддаются описанию, знаю только, что теперь очень противно будет дочитывать ту бульварщину, которую я накупил с тоски. Наверное, сразу же проще ее продать или раздать. Палланики, Кинги и прочие современные писатели просто дети малые перед ликом ТАКОЙ КЛАССИКИ. Да и, честно говоря, большинство классических произведений теперь померкли в моих глазах. Не знаю, может дело в сеттинге, но я припоминаю из чего-то столь же поразившего меня только Еврипида. Может, дело в моем пристрастии к духу настоящей трагедии. ....Ну и Шекспира, наверное, хотя в "Гамлете" и "Ромео и Джульетте" куда больше комедийное начало. Хочется теперь забыть их содержание и перечитать заново.
Я почти влюблена в свою преподавательницу по отечественной истории XX века. Она всегда старается быть объективной, как и преподаватель по Современной истории России, но она мне нравится больше. Наверное потому, что она очень искренне все воспринимает, близко к сердцу. Я сегодня поехал на занятия с книгой Алексиевич "У войны не женское лицо" и хотел у нее спросить ее мнение относительно этого сборника. Я даже не знал, как задать вопрос, так что вышло неловкое "Это.. правда? Это действительно реально собранный с людей материал?" У меня как то язык плохо ворочается, когда я об этой книге говорю, потому что каждый раз когда я ее открываю - плачу. Н.И. знает, что я чувствительная кисейная барышня, видела даже на экзамене, как я чуть не разрыдался, когда рассказывал о попавших в окружение и приказ "Ни шагу назад". Вы знаете, я почти все время плачу, страшно сентиментальна, меня многое трогает и я могу расплакаться от своих мыслей. Не думаю, что это некрасиво или неловко, а даже наоборот. Многие мои товарищи говорят, что даже от боли плакать не могут, просто нет слез. А потом плакали со мной, в первый раз за много лет. Мне кажется, с этого начинается мое постижение свободы и... морали, наверное. Не каких-то алебастровых идеалов, а подвижного чутья, как надо поступать в этих странных жизненных ситуациях. Я до сих пор ничего не понимаю в обществе, не понимаю как быть в разных ситуациях и думаю, что нет единого рецепта. Мне хотелось узнать, что считали правильным те далекие люди, которых я никогда не увижу. Но мне хотелось знать мнение специалиста относительно книги, которую я считаю необходимой, даже если она художественная, а не документальная. Н.И. сказала, что специализируется на революции и точно ничего сказать не может относительно книги, но сказала, что отношение к ней будет сильно меняться. А я не знаю, какое у меня к ней отношение. Как к бокалу слез, наверное - не выпить, не вылить. Ты можешь подойти и добавить своих: от бабушкиного отца остались только имя с фамилией. Для меня эта война неотделима от всего того красного паводка первой половины века.
Параллельно читаю биографию Уэйтса, слушаю блюзы и напеваю "16 tons". И вот пришло мне в голову: отрефлексировали же американцы свою боль от бытия в кантри, блюзах, джазе. Надо и нам такое. Начитаться мемуаров Деникина, Корнилова, начитаться Бердяева, Шестова, начитаться Алексиевич и насмотреться пропагандистских лент и кровью записать всю мучительную историю семьи. И деду еще позвонить наконец, чтобы совсем плохо стало. С бабушкой записать ее воспоминания. А для чего еще жить, если не для того чтобы испить уже эту чашу до дна и пусть бы потомки уже спокойно жили, на костях моего невротичного поколения. Заставить подпитать эту сигилу боли людей, которые не смогут не слушать и не петь, как было с Летовым, которого я и сейчас не могу вырвать из своей головы, который уже является отдельным моим внутренним голосом. Рефлексия-то как будто с него началась и Янки.
Здесь то мне и может помочь мое мышление, лишенное критичности и оригинальности, моя нервозность, истеричность и полная несамостоятельность во всем. Я просто преломлю этот луч смерти в себе.

Все мы просрали свое Ватерлоо

Пост может получиться идиотским, потому что я слегка пьян. Пардон, дорогие, мне стыдно, что я вас не достоин.
Стараюсь не оставаться дома, когда здесь матушка. Она уже три недели со мной не говорит. Провожу вечера со старостой, у которого тоже невзаимные чувства в плане дружбы. Пытаюсь заразиться его смирением и спокойствия. Со временем он мне становится все более симпатичен, как и другие одногруппники, с которыми я за это время успел поесть за одним столом. Надеюсь, мы не потеряемся, когда выпустимся, я понял, что они - это самое дорогое из того, что мне дал университет, этого раньше я не понимал, а теперь безгранично всем им симпатизирую. Надеюсь, их жизнь успешно сложится и они будут счастливы.
Моя работа над дипломной работой ограничилась двумя страницами. Здесь и моя лень, и отсутствие привычки над чем-то работать, доводить дела до конца, но больше всего здесь отвращения к синекуре. Не выношу бесполезного труда. Видимо, евреи сильнее связаны между собой на расстоянии, чем представители других народов, но я не могу заставить себя бесполезно тягать камни. Нет у меня, правда, той воли к жизни, что была у предков и отнял у меня ее один из тех русских мальчиков, в которых я был влюблен.
Я понимаю, что стоит мне нарисовать твое лицо и ты исчезнешь из моей жизни со скоростью ракеты. Но я стараюсь отвлечься на одногруппников, на случайных собеседников из числа старых знакомых, чтобы не замечать, сколь я тебе безразличен. Стараюсь успокаивать свое сердце, но читать дальше про любовь сил нет, любая любовная линия, любая мысль о родстве душ вызывает жуткую боль. Как так вышло что я родился, вырос и живу и никогда этого не видел? Только жажду обладания в зеркале или глазах пассии. Да что ж ты будешь делать. Как тут не удариться в какую-нибудь магию или прочие манямирки?
Я пытаюсь не деградировать, успокоить себя чтением, изучением всяких хаоситов, но агррх, ничего не выходит, я готов снова рыдать с утра до ночи.
Я не забросил дневник, просто основная часть моих записей сейчас в тетрадях и посвящена изучению Магии Хаоса, практики, символизма Таро. Завтра примусь за Папюса, всякие полумаргинальные работы членов Золотой Зари, потому что это единственное что меня развлекает сейчас. Мне интересен этот способ постижения мира, адаптации к нему. Хотел бы я им владеть, но увы, "нет_я_должен_страдать.jpg".
Наверное, я должен радоваться, что я лишен счастья и таким образом сама жизнь подвигает меня к поиску новой информации. Мне почему-то кажется, что мой путь вернее всего, что я мог сделать. Может, это какой-то успокоительный механизм, чтобы я себя не убил в конце концов.

Подолгу стоим вечерами с Сашей и обсуждаем в темноте свои неудачи. И меня пугает, насколько его ситуация вторит моей, пугает что для нас так важны те люди, которые так безразлично к нам относятся и пугает что я могу попасть под влияние сашиных выводов. Очень сложно держать дистанцию в общении, я бы хотел дружить с ним. Я плохо к нему относился раньше. Это было не заслуженно. Как оказалось, все кого я презирал были прекрасными людьми, которых приятнее любить, потому что они веселые, по-своему добрые и душевные. Я рад, что это понял и теперь на одно заблуждение меньше в моем сердце.
Мяушки, дорогой лдытыбр. Я снова ритуалю и раскладываю. Больше новостей нет.
Мой эксперимент по общению с человеком из другой культуры прекратился не успев начаться, потому что во-первых, он начал напрягать меня своими исламскими закидонами, во-вторых мой возлюбленный оказался не в восторге от того, что я дал свой ник в соцсети левому человеку. Я не подумал тогда, что это плохо, но все контакты оборвал безо всяких сожалений.
Сегодня опять медитировал во дворе. Когда сворачивался, решил сфотографировать "алтарь" и себя.
[]
[]
после вечерних ритуальствований и медитаций все время ем все подряд, как пылесос. Не знаю, с чем это связано.
Я вернулся к практике. И все сразу стало становиться на свои места.
Правы были те, кто предупреждал неофитов о том, что ступив на Путь становишься его частью. Сам не знаю, как во мне уживается атеизм с оккультной практикой и страстью к картомантству.

Quo vadis

— Ты, конечно, знаешь Тита, сына Веспасиана? Говорят, он, едва выйдя из детского возраста, так полюбил Беренику, что любовная тоска чуть не высосала из него жизнь. И я бы сумел так полюбить, о Лигия! Богатство, слава, власть — все это дым, суета! Богатый встретит еще более богатого, славного затмит чужая, еще более великая слава, могучего одолеет более могучий. Но разве сам император или даже кто-либо из богов может испытывать большее наслаждение, быть счастливее, чем простой смертный в тот миг, когда у его груди дышит дорогая ему грудь или когда он целует любимые уста? Ведь любовь делает нас богоравными, о Лигия!

— Я хотел ее и раньше, но теперь хочу еще больше. Когда я взял ее руку, меня обожгло огнем. Она должна быть моей. Будь я Зевсом, я бы окутал ее облаком, как он окутал Ио, или дождем на нее пролился, как он — на Данаю. Я хочу целовать ее уста до боли! Хочу слышать ее стон в моих объятиях. Хочу убить Авла и Помпонию, а ее похитить и отнести на руках в мой дом. Сегодня я не буду спать. Прикажу наказывать какого-нибудь раба и буду слушать его вопли.

В моей любви нет ничего возвышенного. Это просто жажда обладания человеком как объектом, да?
Как сильно разнится мед, изливаемый в присутствии объекта жажды и то, что наполняет тогда, когда его рядом нет.

Я не хочу чтобы это стало мной. Как добиться этой спокойной нежности, не разрушающей душу, не выжимающей все соки, а дающей силы.
Бесполезно ждать, что в один момент возлюбленный, если любит сам, поймет, как необходимо чтобы он развеял все сомнения и освободил меня от всех шипов, что я насобирала, пока продиралась сквозь взросление и социализацию.
Мне придает сил мысль о том, что я больше не буду мучить себя попытками в случае неудачи. Я не хочу меняться, смиряться с ужасом жизни.
Ловца во ржи я прочитала тогда, когда все искусство, что через меня проходило, очень сильно на меня влияло. Помню, что книга мне понравилась, но я не поняла, почему она стала культовой, бестселлером и всякие такие эпитеты, потому что мне она показалась максимально интимной.
Именно Холден Колфилд виноват в том, что я перестала даже пытаться смотреть кино. Во всех домах, где я жила, круглыми сутками не умолкал телевизор. Почти все свое детство я проводила за рисованием, а все мои родственники не отлипали от телевизора и шикали, когда кто-то заводил разговор. С тех пор я ненавижу родственников (потому что они идиоты) и телевизор (потому что он способствовал тому, что люди в моей семье не общались и не обращали на меня внимание).
Я не могу досмотреть даже тот фильм, который мне нравится (Дракулу, например), потому что меня раздражает то, что я никак не контролирую ситуацию. Я могу поставить на паузу, отмотать и несколько раз пересмотреть необходимые фрагменты, но я все равно очень редко понимаю, что творится на экране. В основном потому, что я не считываю эмоции, не понимаю реплики и все мое внимание направлено на декорации, атмосферу, реквизит и костюмы. Я в жизни-то редко понимаю реплики собеседника или лектора, когда имею возможность переспросить или попросить перефразировать сказанное, произнести медленнее, а когда речь идет о кино, то я вообще схожу с ума.
Другая черта кино, которая мне противна до невозможности - ужасная неправдоподобность, которую пытаются выдать за реалии повседневной жизни. Наверное, мне просто хронически невезет, но знаете, в кино и сериалах все такие заботливые и нежные, так тонко чувствуют друг друга, что перебросившись туманными репликами уходят вместе в закат. В реальной жизни твой парень, зная, что ты напился от безысходности продолжает смотреть свои стримы-летсплеи или как их там. Но вообще я начинаю подозревать, что я просто ввязался в очередные токсичные отношения, от которых нечего ждать понимания, поддержки и прочей киношной карамели. И вообще все чаще склоняюсь к тому, что взаимная любовь и уважение существуют только в кино и книгах, потому что все мои "близкие" относятся ко мне как к нелюбимой дворняге.
" Hey Bro, take it slow. You ain't living in a video" - как пел Элис Купер, правда на другую тему. Очень люблю эту песню, может даже из-за приятных воспоминаний. Но такая жизнь не стоит того, чтобы ее проживать.
Я очень скучаю по тебе, поэтому пьян
То, что я не попадаю по клавишам меня очень веселит.
Я люблю тебя, я хочу алкоголя и наркотиков, потому что отвергнут всеми и не могу смириться.
Я скучаю по тебе, но я тебе безразличен и утоляю жажду тебя книгами и вином, которого не хотел. Мне надо увидеть тебя.и это все, чего я хочу. Я пытаюсь тебя заменить, чтобы лишний раз не досаждать тебе. Господи, как я заебался. Я всего лишь хочу быть любимым тобой. Почему нет? Почему от слез не спасает даже алкоголь?
Был ли хоть один раз, когда бы я любил взаимно и без боли?Десять минут назад я улыбался. Теперь рыдаю в три ручья. Несуществующий господь, пошли мне взаимную чистую любовь без боли, вылечи мое сердце, высуши мои слезы
У меня шизофрения. Понять это может только тот, кто читал все мои дневники
[]
Бегбедер для меня слишком сентиментален и слащав. От "Бойцовского клуба" слишком веет wet dreams. Хантер Томпсон читается как росказни моего дедушки. Я хочу мяса, не перемежающегося с романтикой. Я хочу больше Мисимы. Хочу больше черных, инфантильных, мизантропичных соплей Дадзая.
Я прихожу в книжный и прямиком ищу на полках книги в мягких обложках с определенным дизайном. Я точно знаю, что под обложкой найду настолько посредственной чтиво, что оно позволит мне писать самой.
После хорошей литературы легче редактировать, но ширпотреб - то, что позволяет тебе открыть поры и излить внутреннее месиво на клавиатуру старенького нетбука. Я соберу эти пульсирующие кусочки плоти в голем уже потом, когда окончательно окажусь на грани. Мне нужна настоящая истерика для того, чтобы закричать IT'S ALIIIIIIVE
За неделю я прочитываю две книжки когда-то модного хлама. В конце недели я захожу за новыми. Мне льстит мысль, что я трачу свои гроши на книжки, а не на еду.
Если и дарить кому-то что-то, то или книги или цветы. Цветы быстро умирают и не оставляют следа, а книги - тоже разновидность приходящего и уходящего подарка: случайный посетитель твоей комнаты вдруг обратит внимание на чей-то подарок, вызывающий у тебя грустные воспоминания и ты с радостью расстанешься сначала с подарком, а потом и с посетителем.
Зато теперь я знаю, что за 6-7 часов до приступа у меня понижается температура и начинается светобоязнь.
Почему так выходит, что я классный только не для тех, кто мне очень сильно нравится?
Стало очень тяжело заканчивать рисунки.
Рассказал матери про приступ, который был вчера. "Ок, я гулять"

Несколько недель очень хотелось посмотреть наконец "Дракулу" 1992-го года. Вот сегодня я сел и понял насколько точно этот фильм совпадает с моим состоянием.
Недавно я понял, что все мои чувства имеют патологический характер. Я хочу обладать возлюбленным всегда и навечно, но здравый смысл постоянно дает к любой эмоции сноску: "вечного нет ничего", я постоянно хочу быть рядом, а когда он рядом постоянно выражать свои чувства. Мне это приносит кучу разнообразных эмоций, но это клиника, хоть и первые два месяца выглядит романтичным. С другими людьми это выглядело терпимее, я мог контролировать себя или по крайней мере не вести себя как маньяк. Обычно это какая-то милая забота, отключение заднего плана вплоть до дорожного движения, но сейчас я превосхожу сам себя.
Я буквально не могу говорить в его присутствии, пока с большим трудом не отключу ощущение, что разговариваю именно с ним; у меня адские невыносимые головные и прочие боли, из-за которых я чувствую себя не иначе, как одержимым демонами; я должен все время поддерживать тактильный контакт, даже когда он спит и часто не могу уснуть из-за того что он рядом. Когда его нет рядом я впадаю в нечто вроде кататонии. Временами я стараюсь бодриться, пытаюсь выйти на улицу и что-то сделать по дому, но затем надолго впадаю в тоску по нему.
Черт его знает, чем он пользуется, но его запах в толпе заставляет меня остановиться и искать источник.
Самый большой страх, который причиняет постоянную боль, стоит только этой мысли промелькнуть в голове: что это ни капли не взаимно, что я снова потеряю его. Я уже не боюсь стать полностью послушным его воле, потому, что если он скажет я научусь ходить по стенам.
Видимо, я так намучался за шесть лет, что теперь всеми фибрами хочу ощутить то, что он наконец мой.
Я понимаю, что надо срочно идти ко врачу, срочно снова начинать пить таблетки, но мне страшно что он увидит подтверждение тому, что я действительно поехавший и не станет больше со мной говорить. Он и так звал меня то ли в шутку, то ли не в шутку яндере, я не хочу найти этому реальное подтверждение.
Вчера он сказал, что похоже на гормоны, переходный возраст. Да когда ж это кончится..
Керуак не пошел. Берроуз как то уныловат. Воннегут тоже. Паланик тем паче. Что читать-то?
Нашла много общего в эротических фантазиях моих и Мисимы. Со временем страстное желание погибнуть в бою или на крайняк за идею сменились желанием отмирания биологического тела, любовью к физическим и моральным страданиям и болезням. Ненормальное состояние всегда стимулирует меня к какой-то другой интенсивности мысли. Если в детстве мне часто приходилось вводить себя в состояние мученического транса через фантазии, то сейчас я - пифия 24/7, мне даже дышать ни чем не надо, меня прет от самой абсурдности жизни.
Меня все чаще захлестывает почти эротический экстаз из-за того, что я воображаю себя оторвавшейся от жизни окончательно. Мои мечты об истязании собственной плоти довольно смешны. Все мои ограничения - блажь сытого подростка. Я никогда не выйду за пределы своего хикикоморения.

Висишь на шее у матушки
@
Считаешь что поднялся
:)

Это меня так Генри Миллер вдохновляет, да.
Я понимаю, что есть в жизни вещи, с которыми со временем оказываешься в состоянии смириться и делать с определенной периодичностью. Что-то вроде мытья посуды и оплаты налогов. Проблема в том, что в моей заднице шило, которое у нормальных людей зовется мировоззрением.

Стопки макулатуры вызывают уныние и сонливость. " - Просто сделай и забудь на еще один месяц. В чем проблема-то?" Этой макулатуры набирается каждый месяц на то, чтобы прожить еще один месяц и я чувствую себя гадким ядовито-оранжевым резиновым утёнком в огромной корзине среди рулонов туалетной бумаги. И конца этому нет.
Всё это похоже на светофор:
Красный: Отключаешь все чувства и занимаешься делами, взявшими на абордаж твою жизнь. Каждый день повторяются ритуальные бессмысленные действия, без которых типа нельзя. Этот период характеризуется скорым выгоранием и полным отсутствием свободного времени на чтение, общение, мечты, да почти на все. Ты или пашешь или скроллишь новости в соцсетях.
Желтый: Переключаешься на общение, прогулки, словом, на всякую социальную активность и посещаешь места массового отправления ритуалов как бы по привычке, ради собственного удовольствия, а не ради того, чтобы получить очередную оценку.
Зеленый: Полное погружение в собственные эмоции, поглощение литературы, музыки, кино. Редко разговариваешь, даже если это необходимо.

Сдохни, унылый светофор. Я пытаюсь вытащить хотя бы одну свою ногу из-под асфальта, чтобы больше не служить предметом городского экстерьера. Каждый раз обещаю себе выбраться или умереть и каждый раз лампочка гаснет в одном глазу, зажигается в другом и я снова забываю о том, что хотела куда-то уйти.
Основное назначение хоровода - чтобы мы не расходились.

Каждый день мелькают какие-то наивные надежды на будущее. Каждая похвала пробуждает во мне мечты о том, что я смогу как-то самореализоваться, найти свое место. Если быть искренней, то я не хочу его искать. Таким образом, мое место среди подростков и юношей, читающих перед сном Паланика. Больше собственного лицемерия я ненавижу только людей, которые считая себя истиной в последней инстанции снисходительно похлопывают по плечу и вкрадчиво объясняют, что это только этап и пройдет. Сейчас я понимаю, что не хочу терять эту остроту ощущений, а даже наоборот, хочу ее усилить. Усилить до нелепости и абсурда.

[]

Искал смешную картинку в заброшенном 4 года назад твиттере и увидел фотографию с давно уже бывшей пассией и давно уже не мной. И понял что не смогу удалить фотографии с ним. Потому что это была чужая жизнь. Наверное, поэтому такая счастливая.
Все проблемы в жизни от нелепой бессмысленной спешки, суеты и привычки, тем не менее я не вижу себя счастливым даже в далекой перспективе, наверное потому что это нечто вроде кармы. Спасает наркоманско-гейская проза Берроуза, романы про якудзу и самоубийства японских писателей, которые я читаю почти круглыми сутками, вместо того чтобы писать диплом. Мне противно даже начинать его писать, правда.

Со временем все острее понимаю свою склонность к зависимостям, да и вообще уязвимость перед разного сорта пороками. Как так выходит, что люди могут пробовать всякие вещества, алкоголь и чувствовать себя свободными от них? Теперь разного рода состояния вызваны жаждой употребления веществ, о которых имею понятие только по подслушанным дедовским рассказам о Севере. Судя по всему и родитель#2 на чем-то плотно сидел в годы веселой юности. А потом дед начал выпивать, вспоминая север. А теперь я понимаю, что что умираю, как хочу слушать его рассказы.
Я понял, что мое одиночество приобретает все более густую консистенцию. Теперь то, что было легким, как водяной туман уже не развеять улыбкой, пожатием руки или поцелуем. Я в густой неньютоновский жидкости, которую замучаешься разбавлять, чтобы в ней стало возможным свободное движение.
Им невозможно дышать, моя жизнь в этой среде была столь невыносимой, что повлекла необходимые для выживания метаморфозы, не совместимые с моим прежним образом мысли, поведением и внешним обликом.

Мне понравилось в школе. Я хочу попробовать провести урок, мне предоставили полную творческую свободу, к тому же мне плевать на оценку (ну наконец-то), я буду творить что захочу, отчёт можно будет написать на отъебись. Всю свою жизнь я подчиняюсь чужим желаниям, не доставляю никому неприятностей и я был по-настоящему удобным ребёнком и юношей, но с меня хватит. Неужели я хочу свою единственную жизнь провести как подставка у чьих-то ног? Не выйдет. Психиатр и психолог в кризисном отделении рассказывали мне о том, что мой отрицательный заряд, мрачный взгляд на жизнь и вещи - это очень сильный двигатель, который может быть сильнее чем то, к чему я пытался стремиться. Глубже в нигредо. Мне светит чёрное солнце.
Зачем реальные отношения, если есть Гакт?
[]
Прошло пять лет и я вернулась туда, откуда начала. Пять лет назад мне было противно смотреть в сторону реальных людей с момента, как я перешла в среднюю школу. С момента, как я сломала спину, вернее. Мои интересы ограничивались научной фантастикой, чтением манги и манхвы и просмотром аниме. Я целенаправленно слушала музыку, о которой никто из реальных знакомых не имел понятия. Вижуал кей, мат-рок, метал, Япония, религия - все это моим ровесникам не нравилось, в университете я стала больше общаться, но и там нарочно выбирала то, что отделяло меня от одногруппников, которые читают американские комиксы и увлекаются реконструкцией. Даже среди историков я целенаправленно стараюсь сделать из себя изгоя. Мне снова противны живые люди.
Я заболела и снова проводила сутки с телефоном в руках за просмотром аниме. Как хочется попасть в этот яркий мир приключений, богов, духов и дружбы.Реальные отношения и в половину не вызывали тех эмоций, какие вызывало хорошее аниме, хотя и случались эпизоды, когда мне казалось, что я живу в мультике, но в остальном жизнь служит лишь убогой серой рамкой между разными эпизодами многосерийных мультиков.
Для меня закончилось то время, когда казалось что ботинки отрываются от земли от чьего-то поцелуя. Я знаю что в каждом мужчине или женщине живет тот же банальный разлинованный треугольник потребностей, что и во мне и в нас всех нет ничего особенного. Мы все просто мясо, которое при плохом уходе становится достаточно уродливым.
О Ками-сама, почему люди не умирают после первого секса?
[]
Не верится, что когда-то я мог из носков выпрыгнуть при виде чьих-то кудрей. не верится, что еще недавно я радовался тому, что нашел классную книжку в Лабиринте и не мог дождаться доставки.


Я впервые за полторы недели сел за стол, чтобы это записать. Все это время я лежал, и сейчас намереваюсь продолжить. Сегодня впервые сходил за продуктами и было очень тяжело, все время искал, где бы присесть, все время казалось что упаду в голодный обморок. Тошнит от всей еды, грудь болит от кашля, так что все как в старые добрые времена. Сейчас у меня практика, но я болею дома. В субботу надо будет съездить в школу в Подольск. Как насчет того, чтобы там и повеситься?

За то время, пока я не смотрела аниме вышло столько нового, что не знаю, за что хвататься. Зато теперь есть чем занять голову, вместо мыслей о моем будущем и дипломе.
kodoku ni obieta tsuki wa sora o dakishimenagara
namida de mienai anata o sagashite sakenda

anata no hitomi ni utsuru watashi wa waratteita
mou nidoto aenu hohoemi o mae ni
kurayami de sakebitsudzukeru anata ga mieru
toosugite...

kowareru hodo watashi o tsuyoku dakishimete
mou ichido aeru nara yume no naka de ii
towa no nemuri o kudasai

kowareru hodo watashi o tsuyoku dakishimete
yume kara samete wa kieru
anata no egao mo itoshisugiru sono koe mo

mou ichido aeru nara yakusokushita kara
afureru hodo no ai de yasashiku tsutsunde
towa no nemuri o kudasai

anata ga mienai
anata ga mienai

Нигредо

Мне уже и не нужно ничего.

Я опять заболел. Надеюсь, что я сдохну уже наконец.
Все что происходит с момента поступления в университет, даже нет, в среднюю школу - деградация. Все силы уходят на то, что строит ебаного ничего для других людей. Меня заебало что все время болит то голова, то спина, то какая-нибудь конечность, то у mama истерика на ровном месте от лечения, то очередная госпитализация. Даже кошка игнорирует меня последние два месяца, а если я хочу ее погладить царапается и кусается.
Страницы: 1 | 2