Страницы: 1 | 2
Керуак не пошел. Берроуз как то уныловат. Воннегут тоже. Паланик тем паче. Что читать-то?
Нашла много общего в эротических фантазиях моих и Мисимы. Со временем страстное желание погибнуть в бою или на крайняк за идею сменились желанием отмирания биологического тела, любовью к физическим и моральным страданиям и болезням. Ненормальное состояние всегда стимулирует меня к какой-то другой интенсивности мысли. Если в детстве мне часто приходилось вводить себя в состояние мученического транса через фантазии, то сейчас я - пифия 24/7, мне даже дышать ни чем не надо, меня прет от самой абсурдности жизни.
Меня все чаще захлестывает почти эротический экстаз из-за того, что я воображаю себя оторвавшейся от жизни окончательно. Мои мечты об истязании собственной плоти довольно смешны. Все мои ограничения - блажь сытого подростка. Я никогда не выйду за пределы своего хикикоморения.

Висишь на шее у матушки
@
Считаешь что поднялся
:)

Это меня так Генри Миллер вдохновляет, да.
Я понимаю, что есть в жизни вещи, с которыми со временем оказываешься в состоянии смириться и делать с определенной периодичностью. Что-то вроде мытья посуды и оплаты налогов. Проблема в том, что в моей заднице шило, которое у нормальных людей зовется мировоззрением.

Стопки макулатуры вызывают уныние и сонливость. " - Просто сделай и забудь на еще один месяц. В чем проблема-то?" Этой макулатуры набирается каждый месяц на то, чтобы прожить еще один месяц и я чувствую себя гадким ядовито-оранжевым резиновым утёнком в огромной корзине среди рулонов туалетной бумаги. И конца этому нет.
Всё это похоже на светофор:
Красный: Отключаешь все чувства и занимаешься делами, взявшими на абордаж твою жизнь. Каждый день повторяются ритуальные бессмысленные действия, без которых типа нельзя. Этот период характеризуется скорым выгоранием и полным отсутствием свободного времени на чтение, общение, мечты, да почти на все. Ты или пашешь или скроллишь новости в соцсетях.
Желтый: Переключаешься на общение, прогулки, словом, на всякую социальную активность и посещаешь места массового отправления ритуалов как бы по привычке, ради собственного удовольствия, а не ради того, чтобы получить очередную оценку.
Зеленый: Полное погружение в собственные эмоции, поглощение литературы, музыки, кино. Редко разговариваешь, даже если это необходимо.

Сдохни, унылый светофор. Я пытаюсь вытащить хотя бы одну свою ногу из-под асфальта, чтобы больше не служить предметом городского экстерьера. Каждый раз обещаю себе выбраться или умереть и каждый раз лампочка гаснет в одном глазу, зажигается в другом и я снова забываю о том, что хотела куда-то уйти.
Основное назначение хоровода - чтобы мы не расходились.

Каждый день мелькают какие-то наивные надежды на будущее. Каждая похвала пробуждает во мне мечты о том, что я смогу как-то самореализоваться, найти свое место. Если быть искренней, то я не хочу его искать. Таким образом, мое место среди подростков и юношей, читающих перед сном Паланика. Больше собственного лицемерия я ненавижу только людей, которые считая себя истиной в последней инстанции снисходительно похлопывают по плечу и вкрадчиво объясняют, что это только этап и пройдет. Сейчас я понимаю, что не хочу терять эту остроту ощущений, а даже наоборот, хочу ее усилить. Усилить до нелепости и абсурда.

[]

Искал смешную картинку в заброшенном 4 года назад твиттере и увидел фотографию с давно уже бывшей пассией и давно уже не мной. И понял что не смогу удалить фотографии с ним. Потому что это была чужая жизнь. Наверное, поэтому такая счастливая.
Все проблемы в жизни от нелепой бессмысленной спешки, суеты и привычки, тем не менее я не вижу себя счастливым даже в далекой перспективе, наверное потому что это нечто вроде кармы. Спасает наркоманско-гейская проза Берроуза, романы про якудзу и самоубийства японских писателей, которые я читаю почти круглыми сутками, вместо того чтобы писать диплом. Мне противно даже начинать его писать, правда.

Со временем все острее понимаю свою склонность к зависимостям, да и вообще уязвимость перед разного сорта пороками. Как так выходит, что люди могут пробовать всякие вещества, алкоголь и чувствовать себя свободными от них? Теперь разного рода состояния вызваны жаждой употребления веществ, о которых имею понятие только по подслушанным дедовским рассказам о Севере. Судя по всему и родитель#2 на чем-то плотно сидел в годы веселой юности. А потом дед начал выпивать, вспоминая север. А теперь я понимаю, что что умираю, как хочу слушать его рассказы.
Я понял, что мое одиночество приобретает все более густую консистенцию. Теперь то, что было легким, как водяной туман уже не развеять улыбкой, пожатием руки или поцелуем. Я в густой неньютоновский жидкости, которую замучаешься разбавлять, чтобы в ней стало возможным свободное движение.
Им невозможно дышать, моя жизнь в этой среде была столь невыносимой, что повлекла необходимые для выживания метаморфозы, не совместимые с моим прежним образом мысли, поведением и внешним обликом.

Мне понравилось в школе. Я хочу попробовать провести урок, мне предоставили полную творческую свободу, к тому же мне плевать на оценку (ну наконец-то), я буду творить что захочу, отчёт можно будет написать на отъебись. Всю свою жизнь я подчиняюсь чужим желаниям, не доставляю никому неприятностей и я был по-настоящему удобным ребёнком и юношей, но с меня хватит. Неужели я хочу свою единственную жизнь провести как подставка у чьих-то ног? Не выйдет. Психиатр и психолог в кризисном отделении рассказывали мне о том, что мой отрицательный заряд, мрачный взгляд на жизнь и вещи - это очень сильный двигатель, который может быть сильнее чем то, к чему я пытался стремиться. Глубже в нигредо. Мне светит чёрное солнце.
Зачем реальные отношения, если есть Гакт?
[]
Прошло пять лет и я вернулась туда, откуда начала. Пять лет назад мне было противно смотреть в сторону реальных людей с момента, как я перешла в среднюю школу. С момента, как я сломала спину, вернее. Мои интересы ограничивались научной фантастикой, чтением манги и манхвы и просмотром аниме. Я целенаправленно слушала музыку, о которой никто из реальных знакомых не имел понятия. Вижуал кей, мат-рок, метал, Япония, религия - все это моим ровесникам не нравилось, в университете я стала больше общаться, но и там нарочно выбирала то, что отделяло меня от одногруппников, которые читают американские комиксы и увлекаются реконструкцией. Даже среди историков я целенаправленно стараюсь сделать из себя изгоя. Мне снова противны живые люди.
Я заболела и снова проводила сутки с телефоном в руках за просмотром аниме. Как хочется попасть в этот яркий мир приключений, богов, духов и дружбы.Реальные отношения и в половину не вызывали тех эмоций, какие вызывало хорошее аниме, хотя и случались эпизоды, когда мне казалось, что я живу в мультике, но в остальном жизнь служит лишь убогой серой рамкой между разными эпизодами многосерийных мультиков.
Для меня закончилось то время, когда казалось что ботинки отрываются от земли от чьего-то поцелуя. Я знаю что в каждом мужчине или женщине живет тот же банальный разлинованный треугольник потребностей, что и во мне и в нас всех нет ничего особенного. Мы все просто мясо, которое при плохом уходе становится достаточно уродливым.
О Ками-сама, почему люди не умирают после первого секса?
[]
Не верится, что когда-то я мог из носков выпрыгнуть при виде чьих-то кудрей. не верится, что еще недавно я радовался тому, что нашел классную книжку в Лабиринте и не мог дождаться доставки.


Я впервые за полторы недели сел за стол, чтобы это записать. Все это время я лежал, и сейчас намереваюсь продолжить. Сегодня впервые сходил за продуктами и было очень тяжело, все время искал, где бы присесть, все время казалось что упаду в голодный обморок. Тошнит от всей еды, грудь болит от кашля, так что все как в старые добрые времена. Сейчас у меня практика, но я болею дома. В субботу надо будет съездить в школу в Подольск. Как насчет того, чтобы там и повеситься?

За то время, пока я не смотрела аниме вышло столько нового, что не знаю, за что хвататься. Зато теперь есть чем занять голову, вместо мыслей о моем будущем и дипломе.
kodoku ni obieta tsuki wa sora o dakishimenagara
namida de mienai anata o sagashite sakenda

anata no hitomi ni utsuru watashi wa waratteita
mou nidoto aenu hohoemi o mae ni
kurayami de sakebitsudzukeru anata ga mieru
toosugite...

kowareru hodo watashi o tsuyoku dakishimete
mou ichido aeru nara yume no naka de ii
towa no nemuri o kudasai

kowareru hodo watashi o tsuyoku dakishimete
yume kara samete wa kieru
anata no egao mo itoshisugiru sono koe mo

mou ichido aeru nara yakusokushita kara
afureru hodo no ai de yasashiku tsutsunde
towa no nemuri o kudasai

anata ga mienai
anata ga mienai

Нигредо

Мне уже и не нужно ничего.

Я опять заболел. Надеюсь, что я сдохну уже наконец.
Все что происходит с момента поступления в университет, даже нет, в среднюю школу - деградация. Все силы уходят на то, что строит ебаного ничего для других людей. Меня заебало что все время болит то голова, то спина, то какая-нибудь конечность, то у mama истерика на ровном месте от лечения, то очередная госпитализация. Даже кошка игнорирует меня последние два месяца, а если я хочу ее погладить царапается и кусается.
Я хочу просто лечь рядом с тобой и плакать.
[это я пытаюсь перестать деградировать]
Примерно так проходят каникулы. Из-за спины я могу дойти только до районной библиотеки и обратно. Вчера залпом посмотрел первый сезон "Фарго". Не извлек для себя ничего нового и интересного, разве что было нескучно смотреть, поэтому сел читать интересные книжки. Улучшается память - запомнил первую строфу "Шевелюры" Бодлера, прочитав несколько раз стихи целиком. Мне хочется только в Эрмитаж, а Москва снова для меня закрылась. Часто теперь бываю на Чистых, нашел там библиотеку им. Достоевского. Интересно, Рябов там еще выступает? Тогда бы я там прогуливал занятия и практику :3
Остался один семестр. К диплому я так и не приступил. Я вообще не хочу учиться, все вызывает стойкое отвращение, хочу читать, ходить вольнослушателем на лекции и в Питер, а про практику в школе так вообще думать противно, а ведь она мне светит уже на будущей неделе. Не то чтобы я прям совсем органически не перевариваю детей, просто мы друг другу не интересны и не понимаем, они меня быстро утомляют и не вызывают приятных эмоций (голоса слишком высокие, да). По крайней мере у меня точно нет никаких родительских инстинктов и я просто не хочу ни за кого нести ответственность. Плохо себе представляю, как буду сидеть на уроке, или ни дай б-г его вести. Это будет скучно и для детей, которым надо зачитать обязательный минимум, и для меня, вынужденного этим заниматься, потому что я - дьявол, я люблю рыться в деталях. Мне интересны фаусты, а не вертеры. И фаусты рядом со мной загораются и делают кучу милых глупостей. А вертеры, выжив, превращаются в унылейших (в самом интересном случае - безработных) мещан и их надломленная природа мне ничего интересного не сулит.
Цитата:
Счастливее или несчастливее те люди, которые воспринимают ощущения не только глазами, ртом, обонянием и слухом, но в той же мере и всей поверхностью тела?
Редкую и, пожалуй, опасную способность представляет эта нервная и болезненная возбудимость эпидермы и всех органов чувств; благодаря ей малейшее ощущение превращается в эмоцию, и в зависимости от температуры ветра, от запахов земли и от яркости дневного освещения вы испытываете страдание, грусть или радость.
Не иметь возможности войти в театральный зал, потому что соприкосновение с толпой вызывает необъяснимое раздражение во всем вашем организме; не иметь возможности проникнуть в бальный зал, потому что пошлое веселье и кружащее движение вальса оскорбляет, возмущает вас; чувствовать себя печальным до слез или беспричинно веселым в зависимости от обстановки комнаты, от цвета обоев, от распределения света в квартире и испытывать порою при сочетаниях некоторых восприятий такое физическое удовлетворение, какого никогда не смогут постичь люди с грубым организмом, — что это, счастье или несчастье?
Не знаю. Но если нервная система не восприимчива до боли или до экстаза, то она передает нам лишь обыденные треволнения и вульгарную удовлетворенность.

Мопассан. "Ночь"
Готовлюсь я тут к экзамену по историографии всеобщей истории (матьееналевочерезкоромысло) и до меня внезапно доходит, что я не понимаю, где, собственно тот момент, когда я перестал мечтать о естественных науках и стал историком. Если сказать, что к истории меня привела депрессия и посттравматический синдром, то это не будет ошибкой. Все мое детство я был в восторге от вулканов, глубин океана, меня пугал и восхищал космос и названия планет я помнил лучше, чем имена близких родственников. Я мечтал, что вырасту и во всем этом разберусь, мечтал об уроках химии в детском саду, мечтал о физике, меня по настоящему завораживала модель атома и во много крат увеличенный разрез клетки в энциклопедии. Но история - единственный предмет, по которому в школе был адекватный учитель с приемлемым для моего слуха тембром голоса (не выношу высоких голосов, мне от них хочется уйти в помещение с хорошей звукоизоляцией, вообще не люблю высокие звуки), а химичка разговаривала выворачивающим наизнанку фальцетом. Зато физика мне нравилась примерно до того момента, пока не пришел неадекватный препод. Зато с математикой не задалось сразу и это долгий разговор про омерзительные совковые учебники и не сегодня. На биологии требовалось пересказывать дословно текст учебника, который я не читал в знак протеста.
Что-то зря я вспомнил школу. Проблема в том, что университет - тоже самое. Каким бы счастьем было просто сидеть дома и читать все это для себя, а не для идиотских экзаменов по лекциям, язык которых отдает колхозом. Но сравнивая себя с яйцеголовым седым профессором я не знаю, что лучше, язык колхозника или сапожника, я же про себя матерюсь через слово от всего, что вижу. Как я хочу больше никогда не видеть этой деревни, всех этих гаражей, бетонных заборов, грязи, шуб, идиотов... Господи, ну почему тебя нет? Я бы в монастырь тогда ушел, хоть там красиво..

Милен опять винит во всем окружающий мир, а не то что он тупой лентяй.
Как мне хочется скомкать свою жизнь и пнуть ее на луну. И это вместо того чтобы что-нибудь путное сделать, идиот.


Не могу найти ничего, что заинтересовало бы меня сейчас. Вокруг только вторичный мусор и ничего настоящего и нового.
Всю жизнь мечтаю жить в грибе, но никто не понимает меня.
Настроение в последнее время оставляло желать лучшего и я записался в зал. Скоро буду ходить два раза в день: утром (как сейчас) и перед сном, потому что уснуть все равно тяжело и настроение не очень, а физиологическое удовольствие после зала пришлось мне по вкусу даже больше чем еда. На антидепрессантах таки проблемы с весом, но благодаря залу спина больше не болит и я хожу с прежней скоростью.
Сегодня видел в метро мужчину, похожего на одного из ангелов из "Неба над Берлином". Поспорил сам с собой, смогу ли подойти к нему и сказать об этом. Сам у себя выиграл. Мужчина пришел в замешательство (?) Я сделал это невежливо? Так не принято? Я так плохо выгляжу? Что я делаю не так? Или он просто пришел в замешательство? Или для людей нормально так реагировать на сумасбродных девах в метро?
Я хочу еще одну кошку и назвать ее Наоми.
Каждый раз забываю, что у районной библиотеки понедельник - выходной день.
Спонтанные покупки становятся все бесполезнее. Зачем-то купил толщенный номер журнала только из-за интервью Лу Рида. А в остальном конечно его содержание делает меня печальным инопланетным пришельцем...
Какое-то подозрительно романтическое настроение. Но вся любовная лирика кажется пошлой.
Читаю "Другие берега" и думаю над действительностью, отчасти в этом виновны и сегодняшние происшествия. В голову пришла мысль, казалось бы банальная, но юношеский окологуманистический идеализм никогда не позволял мне этого осознать, ведь люди: условные патриции и плебеи в целом так были поглощены своей повседневной жизнью, что не замечали неравенства, социальной несправедливости, эти явления замечали отдельные лица, и не факт, что их правда выше массовой иллюзорной правды.
Я это понял и впервые за два уже, кажется, месяца, плачу. Это, в общем не связанные события, просто у меня кончилась золаста и одновременно произошла размолвка с моим земным творцом, так что я пока без одного из трех видов колёс и с первой за два месяца панической атакой. Ну, с почином
Пять лет назад Женя периодически называл меня Шелдоном, а я был настолько не любопытен, что решил узнать, что все это значит только сейчас. Смех сквозь слезы. (образно)
Хочется выпить весь оставшийся альпрозолам, я положил его в тумбочку рядом с кроватью и об этом очень приятно думать. Осталась почти целая пачка минус 3,5 таблетки. Почему нет?
Мне почему то хочется кого то обнять, хотя я знаю, что будь рядом со мной кто угодно, я бы не стала этого делать.
Ещё один семестр. Почему я не могу просто покончить со всем? Зачем оглядываюсь на мать, разве мой собственный вечный покой не дороже чужой временной повседневности? Ведь то, что я - вся Ее жизнь - иллюзия, которую она сама себе навязала как смысл жизни, социально одобряемая, но все такая же морковь на удочке.
С другой стороны, весь этот социальный маскарадный хлам помогает людям жить, они принимают правила игры и пребывают в иллюзии что недосягаемое невероятное счастье вот вот наступит и все это окружало меня с детства, значит оно не могло не проникнуть ко мне в голову. Но я не хочу в это играть, как же мои потребности в безбольной смерти и забвении?
Спектакль потеряет зрителя и одного из рабочих, ему это не выгодно, поэтому он настраивает социальную группу против самоубийства. Я должен смириться с тем, что это не одобрит матушка, но какое дело до этого трупу?
Есть идея, которую вы посчитаете странной, но почему бы и нет.
Если кратко, то зима, минимальные дозы солнечной радиации в наших широтах, вот это все.
Кто со мной пойдет ходить по городу со свечами? Можно вообще молча. Смысла никакого - просто идти в компании со свечами по центру ДС.
Ищу желающих, а там уж уговоримся об удобном времени (не обязательно темное время суток, днем тоже достаточно сумрачно)
Страницы: 1 | 2