вторник, 5 декабря 2017

Впервые за долгое время порисовала людей сидящих напротив в поезде. Точнее одну девушку, внешность которой мне показалось интересной. Надеюсь она этого не заметила, потому что вышли мы на одной остановке, а впечатлительная японка могла решить что я её преследую. Пока рисовала боковым зрением заметила как бабулька рядом пару раз глянула на мой рисунок и вроде бы даже улыбнулась, но мне могло показаться.
После похода за фломастерами, когда я изучала карту пытаясь понять как мне попасть домой, ко мне подошёл иностранец приятной наружности и под предлогом помощи завёл со мной разговор. От неожиданности я забыла все слова на английском и потому отвечала коротко и сухо. Думаю, он воспринял это как моё нежелание общаться и быстро ушёл. Я хотела последовать за ним, объясниться и как-то продолжить общение (было бы здорово завести друга в Японии), но мне не хватило духу. И даже спустя 20 минут, уже на полпути к дому, я всё думала о том что надо вернуться и догнать его, что очевидно уже было невозможно.

неделю назад

Вечером поступило предложение в час ночи поехать на мацури покупать омамори. После недолгих раздумий решено было ехать, хотя было много сомнений - завтра в колледж, а ведь по-любому японцы в итоге до утра бухать будут, так что, либо придётся с ними, либо возвращаться домой пешком. Мацури оказался куда масштабнее чем я ожидала. Толпы людей несмотря на позднее время, куча палаток с разными вкусностями, и огромная стена из бумажных фонарей. На мацури пришло много окама (трансвеститов). Тогда я думала что дело только в соседстве с Синдзюку Нитёмэ (район гей-баров), но позже просматривая фотографии заметила надпись proud на фонарях. Как и ожидалось после покупки омамори мы пошли пить, вначале в одной из палаток, потом в ближайшем свободном баре. Когда мы возвращались, двое из нашей компании отстали, и мы не сразу поняли что происходит. Казалось они просто обнимаются. Но потом стало ясно что здесь что-то не так. Сат-чан вцепилась мёртвой хваткой в Абе-сана и ни в какую не хотела отпускать. Её силой оттащили пока она что-то ему кричала. Потом она начала плакать. А Абе-сан сбежал как только представилась возможность. Стало понятно что тут какая-то драма. Сат-чан плакала и кричала, и я была готова разреветься вместе с ней. Всегда тяжело сдержать слезы когда вижу как кто-то так ревёт. Ее "mou dame da, dame da watasi" звучало так жалко. Босс с полуспущенными штанами, с серьезным видом ей что-то громко говорил пытаясь вразумить. Аня тоже пыталась ей что-то говорить, но в такой ситуации не просто подобрать правильные слова на японском. Сат-чан на всё кивала, и ревела ещё больше, периодически переходя на крик. А я молчала. Я никогда никого не любила (разве что членов семьи, но я не про такую любовь), поэтому хоть более менее и представляла что она чувствует благодаря фильмам и музыке, понятия не имела что сказать. Боялась ляпнуть что-то не то, моё "nakanaide Satchan" потонуло в рыданиях, так что я просто обняла ее. Не могла избавиться от чувства что делаю не достаточно. И ещё от небольшого чувства вины, за ту тихую радость что я испытывала видя такую Сат-чан. Ведь впервые за 4 года пребывания в Японии я увидела у японца столь яркое проявление чувств, настоящие эмоции. Наконец то я увидела в японце человека. Было странно видеть постоянно ведущего себя как клоун Босса таким серьезным (даже расстегнутые штаны не мешали). Наверно я впервые видела его не улыбающимся. Так же как и Сат-чан. Вся эта ситуация казалась не реальной. Аня позже призналась что ей тоже было приятно видеть таких живых японцев. Потом мы добрались до Матанго - одного из немногих заведений работающих в столь позднее время или лучше сказать раннее. Там уже сидела остальная часть нашей компании, которая тогда поспешно ретировалась только завидев первые слезы Сат-чан. Очень по японски, вот так свалить по-тихому как только запахло жареным. Босс в этом плане оказался исключением, чем вызвал наше с Аней глубокое уважение. А Сат-чан все продолжала плакать, она не успокоилась даже когда мы попрощавшись пошли по домам. Уже после до меня дошло что стоило проводить ее до дома.

вторник, 5 декабря 2017

Милена уже в который раз посоветовала мне начать вести дневник. Думаю, ей уже порядком надоели мои жалобы на потерю воспоминаний. Так что вот.