Страницы: 1 | 2

И-го-го и Гоги

Боги, ноги, ван Гог и беги.

Вообще-то это пост итогов. Выводы этого года и так ясны, их можно обобщить несколькими банальностями, которые всегда обретают особую ценность, когда приходишь к ним своими ногами (оп! ноги). Это
- Простые истины на чем-то держатся. Простые вещи имеют значение. Решение проблемы чаще проще, чем кажется.
Бесконечную мою тяжкую жизнь я пребывала в зловонном болоте обреченности - плохая наследственность, тяжелый пубертат, я никогда из этого никуда не выберусь.
Поверх этой тоски лежали курение, голодание, фаст-фуд, бездействие и отсутствие физической нагрузки. Я болела - не как состояние меня, а как свойство, я была больной. Я искала в этом глубокие, почти религиозные, экзистенциальные причины. Я не лечила это ни таблетками, ни врачами. Потрясающе освежает осознание того, что простые вещи - диета, таблетки, движение - делает мой крест и вот это все вдвое легче. А то и в пятеро.
- Неудача - часть движения. Я тяжело переживала увольнение. У меня была прибыльная работа. Я была уверена, что это - случайность, это не повторится. Сейчас я могу сказать, что моя бывшая работа дала мне чудесный и ценный опыт. А мое увольнение позволило мне заниматься практически тем же в значительно лучших условиях. Не стоит отчаиваться.
- Мир изобилен. Есть работа. Есть люди. Есть деньги. Есть возможности. Я с детства слышала, что невозможно поступить в институт, найти хорошую работу. Нельзя выходить из дома - холодно, маньяки, злые люди, за каждым углом опасность. Нельзя есть ничего. Нельзя трогать ничего.
Есть горячие чайники. Есть нагретые солнце камни и нежный песок. Что-то сделает тебе плохо, но его не так уж много.
И еще один пункт, маленький, личный и важный - я могу нравиться людям. Сильно или чуть-чуть. Могу не нравиться. Но я человек, я девушка, я не хуже других. В чем-то, возможно, лучше. Я что-то умею. Я в чем-то хороша. Я привлекательна - не бесконечно прекрасна, не скользкое чудище, я симпатичная.

Мне неплохо. Спасибо, 2015, мне неплохо.
Любовное чувство рождает самое сильное чувство вины. Мы способны вообразить, что все раны другого нанесены нами. В своем безумии мы даже способны считать себя чуть ли не демиургами, думать, что мы - в самом сердце чужого сердца. Что вся жизнь сводится к сосуду с клапанами.

Девушку звали Алиса (Довольно странно носить имя Алиса и оказаться на подобном вечере, чтобы найти мужчину. Как правило, Алисы без труда находят мужчин), она работала в аптеке (Довольно странно носить имя Алиса и работать в аптеке. Как правило, Алисы работают в книжных магазинах или турфирмах) и иногда вела там школу красоты (На данном этапе позволительно задаться вопросом: а действительно ли ее звали Алиса?).

Три афоризма Чорана, которые Маркус прочел в метро:
Искусство любви? Это умение сочетать темперамент вампира со скромностью анемоны.
Каждое наше желание - это драка монаха с мясником.
Сперматозоид - это бандит в чистом виде.

В конце концов начинаешь задаваться вопросом: а существует ли случайность вообще? Быть может, все люди, которые попадаются нам по пути, шагают вокруг по периметру в неусыпной надежде встретить нас? Если подумать, они ведь и вправду нередко выглядят запыхавшимися.
Продолжаю пытаться избавиться от лишних книжек на телефоне )
Шекспир, "Комедия ошибок". Великий бард в своем духе - шторм, две пары близнецов (две! пары! близнецов!) и много совпадений. Убрать Шекспира, останется обычный латиноамериканский сериал, но куда ж его уберешь.
[Вот, поучительного:]

Вторая на сегодня - "Допрос" Прилепина. Менее травматично, чем "Паталогии", но все равно достаточно противно - то есть, конечно, жизненно. Я в страшных ситуациях всегда поступаю как трусиха - я девочка, мне можно, но все равно немного стыдно (я такая девочка, которая иногда хочет махать боевым топором, разнося добро). Мужчины - особенно, судя по всему, такие, как Прилепин с его героями, с полным набором прекрасных и гордых гендерных стереотипов - разумеется, в таких ситуациях переживают больше. О чем, собственно, и повесть.
[цитатки]
В первый раз я попробовала Джейн Остин года два назад. Мне не понравилось - сюжет предсказуемый, герои плоские, много сахара из ничего; тем не менее только что я дочитала ее последний роман - все еще без симпатии, но с удовольствием. Боюсь, это мое dirty pleasure - если в ханжеских мыльнооперных романах Толстого все заканчивается победой идеи в лаптях и нимбе, у ханжеской мыльнооперной Остин все заканчивается идиллической свадьбой; в глубине души я именно такая девушка.
Последней была "Эмма" - длинная-длинная, полная двойных стандартов и немереного самомнения. Со всей книжки я собрала всего две цитаты - одну обаятельно циничную и одну издевательскую.
Цитата:
— Безразличны? Ну, нет! Я совсем не хотел сказать, что они вам сделаются безразличны. Такая штука, как письма, безразлична быть не может — это обыкновенно сущее бедствие!
— Вы говорите о деловых письмах, я — о дружеских.
— Мне не раз приходило в голову, что эти еще хуже. Дела, знаете ли, порой приносят нам деньги, дружба — почти никогда.

Цитата:
Так вот, когда он завел этот разговор, то я ему честно объявила, что свет могу покинуть с легкостью — балы, вечера, спектакли, — ибо меня не страшит уединенье. Для меня, обладающей богатым внутренним миром, светская жизнь не составляет необходимости. Я великолепно могу обходиться и без нее. Те, у которых внутри пустота, — другое дело, но я, благодаря своим внутренним ресурсам, нимало не завишу от света. И комнаты тоже пусть будут меньше, чем я привыкла, для меня это ничего не значит. На жертвы такого рода, сказала я ему, я, надеюсь, уж как-нибудь способна. Конечно, в Кленовой Роще я привыкла купаться в роскоши, но пусть он поверит, что для меня не в том счастье, чтобы держать два экипажа и жить непременно в огромных комнатах. «Но жить без мало-мальски музыкального общества, — сказала я, — честно вам признаюсь, я бы, наверное, не могла. Других условий я не ставлю, но без музыки жизнь для меня опустеет».

Ох уж этот богатый внутренний мир!
Я опять давно здесь не была - сначала вообще избегала любимого блевничка, потом забыла, что есть еще и этот акк. Книжек было много, больше половины я уже безвозвратно забыла - так бывает, если читать по книге в день. Поэтому сейчас я просто перенесу сюда цитаты с названиями (и с легкой душой почищу наконец-таки свой телефон от скопившейся библиотеки).

Чадила свеча в очень тяжелом витиеватом подсвечнике, и она в некотором роде возносила молитву небесам. Согласно Евангелию от Злодеев, эта молитва гласит: о боже милостивый, только б нас не взяли за зад.
Т. Пратчетт, Правда

- А кого здесь бояться? - переведя дух, поинтересовалась она.
- Нас.

В девяноста случаях из ста настоящая любовь - это мучительное, до коликов в суставах, оцепенение.

Ненастоящее, которое хочет стать настоящим, часто становится более настоящим, чем само настоящее. Общеизвестный факт.

...ядро его безумия составляла жуткая,ледяная вменяемость...
Он же, "Вещие сестрички"

Возница придержал мулов, и одна женщина с повозки визгливо закричала:
- Тщеславному уготована тьма вечная!
И мисс Моди ответила:
- Кто сердцем радостен, тот и ликом светел!

Настоящие леди, когда их много сразу, всегда меня немножко пугают
Харпер Ли, "Убить пересмешника"

В коридоре он молча взял Вана под локоть и повлек за собой. Ван покорился, ни о чем не спрашивая, и Андрею пришло в голову, что вот так же безмолвно и безропотно он шел бы и на расстрел, и на пытку, и на любое унижение. Андрей не понимал этого. Было в этом смирении что-то животное, недочеловеческое, но в то же время возвышенное, вызывающее необъяснимое почтение, потому что за смирением этим угадывалось сверхъестественное понимание какой-то очень глубокой, скрытой и вечной сущности происходящего, понимание извечной бесполезности, а значит, и недостойности противодействия.

– Вы просто забыли, – продолжал старик. – Была война, бомбы падали на улицах, вы бежали в бомбоубежище, и вдруг – удар, боль, и все исчезло. А потом – видение ангела, говорящего ласково и иносказательно, и вы – здесь… – Он снова понимающе покивал, выпятив губу. – Да-да, несомненно, именно так вот и возникает ощущение свободы воли. Теперь я понимаю: это инерция. Просто инерция, молодой человек. Вы говорили так убежденно, что несколько даже поколебали меня… Организация хаоса, новый мир… Нет-нет, это просто инерция. Это должно со временем пройти. Не забудьте, преисподняя вечна, возврата нет, а вы ведь еще только в первом круге…
Стругацкие, Град обреченный

Один шанс на миллион выпадает девять раз из десяти.
Т.Пратчетт, Ведьмы. Творцы заклинаний

Он не заблудился. Он всегда точно знал свое местоположение. Он всегда был здесь.

...был худ, высок и хладнокровен, как дохлый пингвин.

Возможно, жизнь наверху трудна, и, вероятно, в самом низу она еще труднее, но на полдороге к вершине она настолько тяжела, что ее можно использовать в качестве балласта.
Т.Пратчетт, Посох и шляпа

— Вы помните яблоко из Библии, которое Адам съел в раю? — спросил он. — А знаете, что было в том яблоке? Логика. Логика и всякое Познание. Больше там ничего не было. И вот что я вам скажу: главное — это чтобы человека стошнило тем яблоком, если, конечно, хочешь увидеть вещи, как они есть. Я хочу сказать, если оно выйдет из вас, вы сразу разберетесь с кусками дерева и всем прочим. Вам больше не будут мерещиться в каждой вещи ее границы. И вы, если захотите, поймете наконец, что такое ваша рука. Вы меня слушаете? Я говорю понятно?
— Да, — ответил Никольсон односложно.
— Вся беда в том, — сказал Тедди, — что большинство людей не хочет видеть все как оно есть. Они даже не хотят перестать без конца рождаться и умирать. Им лишь бы переходить все время из одного тела в другое, вместо того, чтобы прекратить это и остаться рядом с Богом — там, где действительно хорошо. — Он задумался. — Надо же, как все набрасываются на яблоки, — сказал он. И покачал головой.

Обычно явные истины познаются слишком поздно, но я понял, что основная разница между счастьем и радостью — это то, что счастье — твердое тело, а радость — жидкое.
Дж. Сэлинджер, Девять рассказов

Мне всегда очень многое хочется запомнить, но я все равно забываю. И то, что хочу забыть, забываю тоже, так что это - неконтролируемый дар.
На сегодня хватит, остальное перепишу завтра.

Женская склонность к содроганиям

"Мир всюду вне нас. Войти в него невозможно".

Я давно бросила писать тут о книжках - зато читать не перестала. Последняя - "Прелестные картинки" Симоны де Бовуар, о том, как вредно иметь идеалы, в которые не вписывается жизнь. Чем пересказывать содержание своими словами, лучше вот, цитаты:

Цитата:
Было тепло, я смотрела на небо, на храм и испытывала горькое чувство поражения. Группы, пары слушали гидов, одни с вежливым интересом, другие — с трудом удерживая зевоту. Ловкая реклама внушила им, что здесь их ждут несказанные восторги; и по возвращении никто не осмелится сказать, что остался холоден, как лед; они станут взывать к друзьям, чтоб те посетили Афины, и цепь лжи потянется дальше, и вопреки утере иллюзий прелестные картинки пребудут неприкосновенны.


Цитата:
Патетика Монтеверди, трагизм Бетховена намекают на страдания, каких ей не дано было испытать; полновластные и усмиренные, пламенные. Ей знакомы горькие надломы, раздражение, отчаяние, растерянность, пустота, скука, главное — скука. Скуку нельзя петь…


А это уже совсем обо мне)
Цитата:
Профессиональная болезнь: если меня привлекает обстановка или вещь, я спрашиваю себя, чем это мотивировано.
Три недели здесь не была. За это время со мной произошло три книги: "Богини в каждой женщине", "Гений и богиня" (по забавной случайности именно в таком порядке) и "Любовник леди Чаттерли".
Начнем с конца, чтобы не забивать впечатления воспоминаниями.

"Любовник" скучный, социалистически-идейный. Очень много повторяющейся трескотни, против которой так яро выступает автор. Секса мало* - при условии, что книгу эту позиционируют едва ли не как порнографию. Впрочем, не уверена - может, это я о ней думала лучше.)
Очень художественно, с истерическими нотками политических воззваний читателю - мне, между прочим - предлагается история женщины, которая полюбила первого же мужчину, который ее хорошенько трахнул. Радуют восхищения героини чле...кхм, простите, Фаллосом и всем к нему прилагающимся - если не забывать, что писал это мужчина. Вспомнила не злым тихим Фройда с его одой гениталиям.
Порадовало две вещи - "Когда ты начинаешь думать, я пугаюсь" (цитата свободная) и маленькая цитата из авторского постскриптума
Цитата:
Одна американка, прочитав книгу, заметила: «Муж — интеллектуальный вампир, любовник — сексуальный маньяк. Бедняжке Конни не из чего было выбирать. Обычная история».

А, да. Справедливости ради - идея язычества, песен, плясок и мужчин в красных лосинах мне нравится. Но не в этой форме.
* - 45, 55, 65, 70.

"Гений и богиня" - из той же упряжки идей. Не своди жизнь к мыслям и словам - не сведется. Будь честен с самим собой. Не корми дятлов морали - любимый мой образ. Счастливое язычество - в той форме, в которой мне это нравится.
Отсюда тоже две цитаты - одна основная, вторая смешная, когда на нее наткнулась, вспомнила сразу это место.
Цитата:
Вся беда литературы в том, — сказал Джон Риверс, — что в ней слишком много смысла. В реальной жизни никакого смысла нет.

и
Цитата:
Смерть, — повторил он, — особенно жестокая, особенно вариант с разлагающимися трупами — для детей один из предметов жадного интереса. Тяга к ней почти так же велика, как тяга к куклам, или конфетам, или забавам с половыми органами.
(Смерть нужна детям, чтобы испытать особый, отталкивающе-восхитительный трепет. Нет, это не совсем верно. Она, как и все прочее, нужна им для того, чтобы придать особую форму трепету, который в них уже имеется)


"Богини" - забавное чтиво, смесь Юнга и феминизма. Из полезного - познакомили меня с античной мифологией. В принципе, можно использовать в практической работе. Не считая того, что это смешное и ненаучное обобщение, мне даже понравилось - хотя не истечь ядом было сложно.
Если с содержательной стороны описывать, автор предлагает пересмотреть предложенный Карлом Густавом набор архетипов и добавить к ним "набор для девочек" - семь богинь, которые описывают все возможные формы поведения и могут по одиночке, а чаще все вместе встречаться у разных женщин. Приятная, поэтичная легенда, надо признать. Мне со всем своим скептицизмом было приятно ощутить себе Персефоной - даже Гестией. В который раз замечаю это тепло от прикосновения к общности, к торжественности, к символам.

На этом пока все. Начала читать Вересаева - пока выглядит, как модифицированная версия Ницше и мне, надо сказать, она нравится больше. Дочитаю - отпишусь.
Пока-пока, дневничок)
За последнее время прочитала "Блуда и МУДО" Иванова и "Шкурку бабочки" Кузнецова. Звучит, как исконно русский дуэт, хотя Кузнецов, кажется, еврей.
И правильно, так ему-мне-вам и надо.

"Шкурку бабочки" проглотила за сутки, кажется - если вычесть время, потраченное на сон. Оказывается, эти повторы-отражения, ритмика эха, для которой наверняка есть специальное обозначение и которую я приписывала в "Нет" Линор Горалик - заслуга Кузнецова. Я от такого впадаю в транс - а еще от упоминаний тоски, персонального ада, доминирования и подчинения, насилия, маньяков и, естественно, любви в формате духовного единства. До сих пор немного мутит от впечатлений.
Особенно приятно - потому, что я уже, казалось бы, нашла к чему придраться - что, несмотря на явное наличие подходящей легенды, автор не оправдывает желание причинять боль себе или другим причинами "высшего порядка". Проще говоря, мораль сей басни такова:
Смерть, насилие, агрессия естественны, потому что являются свойствами реальности. Они есть, вне зависимости от того, видишь ты их или нет.
И этот факт ничему не служит оправданием. Ты делаешь то, что ты делаешь.
Бдсм - не путь к познанию страданий мира. Бдсм - путь к оргазму.
Кто о чем, а я о честности.
Отсылки на религию-мистику игнорирую.
К главному герою испытываю чуть даже тревожащую солидарность - впрочем, в разумных пределах.
Цитат будет две: книги нет в свободном доступе, только уже клочками.
Цитата:
Иногда я думаю, что все живут в аду, но приучили себя к этой мысли.

и
Цитата:
На самом деле,
Объясняться без слов очень просто
Скальпель, зажигалка, рыболовные крючки и кипящее масло
Много красноречивей всей мировой поэзии
Ежели дело идет о боли
А больше, в сущности, мне не о чем сказать.

Я бы хотел найти человека,
С которым я мог бы говорить словами



Теперь про "Блуду и МУДО". Хотела написать "тоже хорошо", но так нечестно - совсем другая книга, совсем другие люди, другой язык.
А все-таки две хорошие вещи подряд - мне крупно повезло.
Много писать не буду и цитировать тоже не буду - устала.
Это - мягкая, хоть и довольно циничная, книжка, практически очередная сказка с рыцарем, драконами и принцессами. Современное переиздание. Все противные, все простые, никого не жалко, но всем сочувствуешь. Прониклась ТТУ и ПМ, поняла, что не хочу быть лидером, не дай боже, нет.
И это все, что я скажу, а что так мало, так это все КВ, в свете которого и то - слишком.


А, еще вот "Записки проститутки Кэт" прочитала) Смешно, пока несерьезно, когда серьезно - скучно. Зато когда несерьезно - очень смешно. Тоже за сутки у меня ушла, сейчас вот на жж перехожу. Ничего, скоро и он закончится.


Остро встает вопрос: что бы почитать.
Еще Пратчетта и пока хватит: "Маскарад" и "Ведьмы за границей".
Плотность Пратчетта в моей литературной жизни становится слишком большой. Поэтому в двух словах расскажу о прочитанном и баста, перерыв.
"Маскарад" - хороший, увлекательный детектив. Я, к сожалению, вообще не могу похвастаться талантами сыщика, для меня большинство детективов до последнего остаются загадкой. Но где-то в середине книги я отчетливо помню накрывший меня азарт и восторг, что случается крайне редко.
"Ведьмы" - много хороших идей, очень много вещей, которые я уже не помню, но хотела цитировать (цитировать, цитировать, выходить на балкон курить и опять цитировать).
Минусы: герои приелись - у Пратчетта их отличает такое глуповатое выставление слабостей, предельная, хоть и не очень честная, искренность. Это весело, но на больших дистанциях мне это трудно воспринимать.
И развязки длинные, утомляет.
Но это, наверное, от переедания.

Вот, цитат лучше из "Ведьм":
Цитата:
По идее, любой брак можно сделать счастливым — отруби молодоженам головы, как только они на венчании скажут «да», и всего делов.

Цитата:
Коты очень похожи на ведьм. Они дерутся не ради того, чтобы убить, а ради того, чтобы победить. Это совершенно разные вещи. Какой смысл убивать противника? Ведь тогда он никогда не узнает, что проиграл, а стать настоящим победителем можно только при наличии противника, который побит тобой и сознает это. Нельзя торжествовать над трупом, зато побежденный противник, который останется побежденным до конца своих горестных и жалких дней, - вот оно, настоящее сокровище.

Цитата:
Счастье не является естественным состоянием человечества и не может быть навязано извне.

Цитата:
Просто хватай и дергай, как сказал верховный жрец девственнице-весталке

Цитата:
Грехи - это смертоносный груз, но добродетели также верно ведут к смерти. Во всяком случае, по пятницам зло возвращается домой пораньше
Первое: лишком много котят.

Второе: "Мор, уче:ник смерти" сэра Теренса. Писать много не буду, скажу две вещи: успокаивающая идея смерти, дурацкий сентиментальный конец рушит к чертям собачьим всю логику.
Цитатки:
Цитата:
Короче говоря, Мор относился к категории людей более опасных, чем мешок, набитый гремучими змеями. Он был полон решимости докопаться до логической основы вселенной. План, при всей своей похвальности, вряд ли осуществимый, поскольку логикой здесь и не пахло. Собирая мир, Создатель выдал на-гора массу выдающихся, оригинальных и вообще прекрасных идей.
Однако сделать мир понимаемым в его задачу не входило.


Цитата:
Как только люди перестают верить в какого-нибудь бога, он умирает. А если в него верит много народа, то он становится сильнее.
— Не знал. Я думал, боги — это боги, и все.
— Они не любят, когда эта тема обсуждается, — пояснил Кувыркс, роясь в грудах книг и пергаментов, заваливших его рабочий стол.
— Что ж, возможно, это срабатывает в отношении богов, потому что они особенные, — ответил Мор. — Люди, они… более вещественны. С людьми это не пройдет.
— Неверно. Предположим, ты выйдешь отсюда и начнешь слоняться по дворцу. Один из стражников, скорее всего, заметит тебя, подумает, что ты вор, и выстрелит из арбалета. Я хочу сказать, в его реальности ты будешь вором. Хотя на самом деле это не так. Но мертв ты будешь так же, как если бы это было чистой правдой. Вера — мощная штука.
"Всяк другого мнит уродом, несмотря, что сам урод"

Прочитала "Драму на охоте", простила Чехова. С ужасом и стыдом (а если честно, без) вынуждена признать - со слов о большом и мускулистом лице привязалась к Зиновьеву-Камышеву: традиционно люблю отрицательных героев. Оленька всю дорогу мешается под ногами, но написана хорошо. Неожиданно в самом конце уже всплыл "лапчатый гусь", которым в каком-то письме Чехов ругал свою Лику (?) - вы, мол, уже не киса, а гусь лапчатый. Люблю такие пересечения - будто влезла в чужую семейную жизнь, все смотрят ошарашенно и возмущенно, а ты сидишь в парадном кресле с ногами и щуришься от удовольствия и любопытства.
Интриги, правда, почти не получилось - по каким-то отрывкам фильма с Янковским помню, кто убийца. Но, как во всех этих хайдах-джекиллах предвкушала развязку с удовольствием.
Что еще? Любое практически произведение без героических героев греет душу - а тут как раз сплошные подлецы и сволочи всех размеров.
Лирическое отступление: пока читала, вспомнила всех противных мальчиков разных возрастов и социальных групп, ноющих о женском коварстве. Не было среди них ни одного небесного ангела, но многие, если не все, пылали праведным гневом. Люди - мы, люди, а то как-то некрасиво получается - вообще любим рваться наказывать всех подряд за несоответствие идеалам, которым никто никогда не соответствовал.
В завершение, как всегда, цитата:
Цитата:
Эта естественнее, свежей, натура у нее шире и размашистей… Попадись она в хорошие руки — из нее многое можно было бы сделать! А та угрюма, мечтательна… умна

Обидно, право слово, но я постараюсь над этим работать.
"Дон Жуан или Каменный гость" Мольера.
Очередная попытка "ознакомиться с классикой" закончилась ничем. После де Сада Дон Жуан не производит особенного впечатления - собственно, он не выходит даже за рамки современного представления о том, что нормально, поэтому основная линия "страшных грехов" выглядит нелепо. К тому же неясно, почему это нехитрое драмеди называют комедией - кроме сокрушающегося о жаловании Сганареля не о чем даже улыбнуться.
Автор, кажется, на стороне Дон Жуана - на чьей же еще ему быть? он один там похож на человека, остальные только причитают и каются.
Вот еще, разве что, эти двое неплохо вышли:
Цитата:
Пьеро. Вот какое дело, Шарлотта, надо мне, как говорится, душу тебе открыть. Я тебя люблю, ты ведь это знаешь, и я хочу на тебе жениться, но я, ей-богу, недоволен тобой.
Шарлотта. Это почему же?
Пьеро. А потому, что ты меня огорчаешь, верно говорю.
Шарлотта. Чем же это я тебя огорчаю?
Пьеро. Да вот не любишь ты меня.
Шарлотта. Ах, вот что! Только и всего?
Пьеро. Да, только и всего, и этого предостаточно.
Шарлотта. Господи, Пьеро, ты мне всегда одно и то же говоришь!
Пьеро. Я тебе всегда одно и то же говорю, потому у нас с тобой всегда одно и то же, а кабы не было всегда одно и то же, я бы тебе всегда одно и то же не говорил.
Шарлотта. Да чего тебе надо-то? Чего ты хочешь-то?
Пьеро. Черт возьми, я хочу, чтоб ты меня любила!
Шарлотта. А разве я тебя не люблю?
Пьеро. Нет, ты меня не любишь, а вот я-то все делаю, чтобы ты меня любила. Я без всяких разговоров покупаю тебе ленты у всех торговцев, которые к нам заходят, чуть шею себе не ломаю, а достаю тебе дроздов из гнезда, нанимаю скрипачей, чтобы играли на твои именины, - и все как об стену горох. Знаешь, Шарлотта, нехорошо это и нечестно - не любить людей, которые нас любят.
Шарлотта. Господи, да я ж тебя люблю!
Пьеро. Нечего сказать, хороша любовь!
Шарлотта. Да как же тебя еще-то любить прикажешь?
Пьеро. А так, как любят все люди, когда они взаправду любят.
Шарлотта. А я тебя не взаправду люблю?
Пьеро. Нет. Когда взаправду любят, так это всякому и видно, и чего только тут не вытворяют с людьми, если любят их от всего сердца! Погляди на Томасу-толстуху, что втюрилась в молодого Робена: все-то она вокруг него егозит, все-то его дразнит, никогда в покое не оставит. Пройдет мимо него всякий раз как-нибудь пошутит или подзатыльника ему даст, а то намедни сидел он на скамейке, так она ее вытащила из-под него - он во весь рост и растянулся на земле. Вот это любовь так любовь! А ты никогда словечка мне не скажешь, ровно пень какой-то. Я хоть двадцать раз перед тобою пройду, ты и с места не двинешься, чтоб меня шлепнуть или что сказать. Черт возьми, так не годится, уж очень ты бесчувственная!
Шарлотта. Уж какая есть. Такой у меня нрав, мне себя не переделать.
Пьеро. Нрав тут ни при чем. Когда кого любишь, всегда чем-нибудь это покажешь.
Шарлотта. Люблю я тебя сколько могу, а коли тебе этого мало, можешь полюбить другую.
Пьеро. Вот те на! Мне не этого надо. Да ты послушай, кабы ты меня любила, стала бы ты говорить такие вещи?
Шарлотта. А ты чего мне голову морочишь?
Пьеро. А, черт, да что я тебе дурного сделал? Я только прошу: будь со мной поласковее.
Шарлотта. Ну, так не трогай меня и не приставай. Может, оно само так вдруг и придет, когда мы перестанем об этом думать.
Пьеро. Ну, так ударим на этом по рукам, Шарлотта!

Ото і тільки.
На повестке дня две, два, двое - "Стража! Стража!" сэра Пратчетта и "Галиани" Мюссе.

Пратчетт, как обычно, радует. У него продолжает замечательно получаться маленький бытовой героический эпос. Огорчает одно: Анк слишком похож на родные ебеня, неужели везде одно и то же? Впрочем, для книги это совсем не минус, скорее, плюс - плюс к эмпатии и сопереживанию главным героям.
Кстати, о главных героях. Витинари хочется стать, когда вырасту, остальные - простые парни (и Женщина), которые в финале надерут злу зад. Очень по-американски и очень успокаивающе надерут, надо сказать, а сэр Теренс ведь, кажется, не из этих?
Кстати, про этих. Любовные линии у него - давно слежу - просто очаровательные. Ни одного окрыленного персонажа - все крепко стоят на земле. За это отдельное спасибо: сэр Теренс один из немногих, кто не сыплет мне соль на раны.
Кстати, о соли. Опыт подсказывает мне, что у Пратчетта можно читать все что угодно с одинаковым результатом - никаких великих открытий, но душа довольна. Соль "Стражи" - несколько метров над просто "довольна" - драконы. О драконах - слово автору:
Цитата:
У благородных драконов нет друзей. Понятие, самое близкое, с точки зрения дракона, к понятию друга, – это враг, который все еще жив.

[cокращено]

Вся порнография, которая должна быть в любом уважающем себя произведении, которое собираются печатать и продавать, и которой нет в "Страже", догнала меня в виде "Галиани". Тут много писать не буду: в детстве в мои руки случайно попала электронная библиотека с разделом не то "Эротика", не то "Секс". Русские авторы с смешными фамилиями писали приблизительно то же: проклятая натура, неземное удовольствие, гримасы страсти - лесбиянки, зоофилия, садо-мазо.
Одно веселит - чтобы разбавить подробное описание технической стороны (возбужденный читатель, видимо, путается в синонимах, частях тела и любовниках), авторы делают героев крайне разговорчивыми: бедняжкам приходится озвучивать весь процесс, комментируя каждую смену поз.
Все-таки, честное слово, лучше порно - там все и без слов понятно.
АкуцЫон.
Как всегда трудно сказать, что мне нравится эта группа в целом - едва ли я слышала треть их песен, среди тех, что слышала, едва ли треть мне нравится. Зато эту скромную часть я люблю давно и серьезно.
Во-первых, их можно бесконечно разбирать на цитаты, даже то, что невозможно слушать.
Во-вторых, Федоров очаровательно картавит - особенно букву "л".
А самое важное - настроение. Их песни - чистый белый лист, тот самый идеально пустой дзен. Самые печальные вещи проходят на уровне констатации: как в медитации нужно мысли видеть, но не додумывать, они просто говорят что-то и оно камушком уходит по воде и в воду.
АукцЫон - маленький свечной заводик по производству мантр, бальзам на нервы. Хочется срочно уйти в буддистские монахи, пока не отпустило)

Пусть каждый верит в то, что говорит,
Не обижайте их напрасно,
Пуст лампа красная горит - все для того,
Все для того, что жизнь прекрасна,
Жизнь прекрасна
"Справочник по уходу и возвращению", Марта Кетро

Немножко "путевых заметок", немножко мягкой философии-психологии, симпатичные субъективные наблюдения и симпатичные субъективные выводы. Принимать всерьез описанные закономерности нельзя, но хочется. Юмор где-то между иронией и самоиронией. В сумме - легкая книжка, в меру моральная, в меру сентиментальная - а в мою меру допустимой сентиментальности и морализаторства трудно попасть. Ну и язык у нее - то самое самое-моё.
Важного - вот:
Цитата:
А позже, принимая горячий душ в довольно прохладной, не-май-месяц, кабинке, сообразила, чем меня раздражают путевые заметки, построенные по схеме «два мира – два сортира». Приезжает в какой-нибудь город человек – нездоровый, дерганый, перепуганный. Раздраженный, тревожный, злой, нужное подчеркнуть, а по сути – несчастный. И начинает от этого города ждать, что его излечат, утешат, развлекут, успокоят, а по сути – осчастливят. И получаются потом неоправданно гневные истории о страшных, гнусных, невозможных для жизни городах и фальшивых елочных игрушках. Потому что никто никого не спасет. Никто никого не сделает счастливым. Нет, города бывают ужасные, недорогой сервис почти везде плох, а в Севастополе я видела сбитую собаку посреди дороги. И бывает, что приезжаешь полумертвым от усталости, а потом оживаешь, – а бывает, что и нет. Но счастье, счастье, это ведь не категория места или обслуживания. И даже не запас, который носишь в баллонах за спиной, поддерживая шоколадом, влюбленностями или алкоголем. Оно – как та кошачья машинка… Наверное, раз в жизни у каждого было: кошка твоя после операции, допустим, отходит от наркоза, еле дышит, и ты ей чешешь осторожно шейку, потому что ничем тут не поможешь, а она вдруг начинает тихо-тихо, на пределе сил, мурлыкать. И тут кто угодно заплачет, хотя нету в ней ни мужества какого, ни особой к нам любви. Есть только умение получать среди боли удовольствие от теплой руки.

Ну и вот, а если у кого машинка сломана, то чеши его – не чеши, обслуживай – не обслуживай, расстилай перед ним ковровую дорожку или нет, все равно будет одна перекошенная рожа во всех городах мира.
К сожалению, семечко падает в землю, на семечко падает дождь, а с каждой каплей дождя падает морок, тьма и проклятия.
Нет, здесь так нельзя.

Я не знаю, как отношусь к А. потому, что с тех пор, как я к нему могла как-нибудь относиться прошло много лишнего.
Или нет. Я пытаюсь выключить отношение из отношений, как настоящий ученый, как прирожденный хирург. Как - я же себя принимаю? - как настоящая дура, если быть честной.
Я взволнована. Чего я хочу? Знать, что я взволнована взаимно.
Ну, это можно - как минимум, это можно попробовать.
Для параноидно-шизоидной позиции характерно отсутствие интеграции Эго и объектов, которые разделены на хорошую и плохую части. Слово «шизоидная» обозначает расщепление между плохим и хорошим, слово «параноидная» - проекцию, с помощью которой хорошие или плохие качества в себе отрицаются и приписываются другим объектам, которые в результате либо идеализируются, либо вызывают страх и ненависть. Негативные чувства возвращаются назад бумерангом, и ненавидимый объект оказывается ненавидящим. Параноидно-шизоидная позиция основана на принципе самосохранения, она не предполагает заботу и милосердие по отношению к другим. Это необходимо для того, чтобы сохранить хороший объект, хорошего себя и хорошие отношения между ними от атаки со стороны агрессивно-разрушительных частей своей личности, которые ребенок еще не в состоянии контролировать. Основными защитными механизмами являются расщепление себя и объекта и как следствие резкие и внешне не мотивированные изменения в чувствах и поведении по отношению к себе и другим людям на противоположные.
Не путать потребность с предметом, удовлетворяющим потребность.
Гречка - не вся еда в мире.
Возможно, правда, проще хотеть гречки, чем хотеть есть - не тот масштаб.
Не стоит бросать зону комфорта, комфорт - это всегда полезно.
Расширяй границы.
Нюансы: если другой принимает с твоего согласия решение, касающееся твой жизни, оно все равно на твоей ответственности.
Человек обречен на свободу.
Нужно как-нибудь сделать из этого лимонад.
Страницы: 1 | 2