Страницы: 1 | 2 | 3
Привет дневник. Пока эти рогатые беснуются, я тихонечко пережидаю бурю за учебой. Завтра надо сдать проект, но у меня он получился такой междисциплинарный, что неловко.
Мне просто было интересно сделать что-то любопытное, стихийное и смешанное, как сам город. Не знаю, что из этого вышло. Я ненавижу делать скучные доклады на одну тему, наверное это клиповое мышление во мне говорит.
Час ночи - лучшее время засесть за профильную теорию. Надо же когда-то ее учить, а больше и некогда.
Ходили в Малый, по какой то причине я ожидала куда большего погружения от исполнителей. Наверное мать права и так и должен выглядеть спектакль, но мне не понравилось. Не в смысле испытала сильные негативные эмоции, а так, где-то даже понравилось, а где-то почувствовала несоответствие. Ну и "не верю". Заметила что у нас в театре принято чтобы женские персонажи изъяснялись через высокочастотный визг и вот именно это больше всего не понравилось. С другой стороны, у меня в этом почти никакого опыта, только старые телепостановки в записи сто лет назад, да "Пустая корона". Но как хороша "Пустая корона"! Как прекрасен Соломин в "Горе от ума". Наверное где-то идет что-то жутко любопытное, но я не на то хожу. Мне жутко хочется на Шекспира, но в русском театре из него делают сплошной балаган, по моему небольшому опыту. Да и матери он не нравится, а ходить больше-то и не с кем, сама точно не выберусь.
Сегодня в первый раз за этот год проснулась почти в полдень. Завтра исполнится год моей трудовой жизни. Мало и непозволительно много.
Что изменилось?
Мне казалось, что я перестала загоняться по пустякам, но вообще-то нет, одни пустяки сменили другие. Работа заняла слишком большое место в жизни, если соизмерять ее с тем что она мне дает (не касаясь вопросов дохода). Я попыталась разобраться, но это дало мне только невостребованные в будущем знания, определенное количество стресса и достаточное количество времени, проведенное за освоением того, с чем я намерена проститься. Ах да, еще завистливых коллег, которые "все осваивали самостоятельно"(с) и не освоили за 10 лет. Cool.
Каждый раз, когда я поворачиваю голову в сторону социальной жизни, становится гадко. Мне вообще-то презрение не свойственно даже в качестве защитной реакции, но похоже все-таки возраст. Ну и я погружаюсь все глубже в свои занятия, хотя очень хочется воздуха. Хочется как в университетские годы пройтись с кем-нибудь по городу, но ни времени, ни друзей. Все стали душные, требовательные, капризные и многословные. Хотят выяснять отношения, хотят собственно отношений в соответствии с определенным сценарием, всех что-то не устраивает и все обижаются на вежливую просьбу соблюдать личные границы. Наверное, способность уважать чужие личные границы не идет в комплекте со способностью оборонять свои. Я признаю, что просто не в состоянии долго кому-то объяснять, почему я что-то делать не буду, только лишь потому, что он этого объяснения требует. И тут же вопрос к себе: а разве я должна?
Если проследить краткую хронологию событий, то сначала я отказывалась общаться вне конкретных территорий, затем в конкретные промежутки времени, далее с конкретными людьми, и уже теперь я задаюсь вопросом как решать подобные вопросы на берегу. Я не нахожу ответа, потому что людям обиднее всего слышать отказ от тех, кого они считают вежливым и деликатным. Почему то эти два качества всю жизнь воспринимаются как безотказность, а отказ как каприз. Ну, я не знаю. Может чья-то глупость про "блеск согласных на все глаз" и правда внушает им что со мной можно как угодно. Не знаю, наверное у меня просто реально очень слезятся глаза, наверное, но как правило там никакого согласного блеска, только сетование на отвратительное освещение и уровень влажности.

Кошка чихнула. Пойду поем.
Недавно обсуждали с Н. из моей группы вопросы на собеседованиях и сами собеседования. Скоро мне предстоит последний этап и я уже считаю дни. Камон, ребята, вы провели достаточно психологических исследований со мной на этот день, чтобы понять, что я достаточно умна для того чтобы вообще не хотеть работать, я здесь исключительно из человеко... не скажу "человеколюбия", скорее "человекотерпимости" и привычки. Это просто смешно, требовать лояльности от человека, который просто ищет работу, ну ладно я, но нормальная девушка с улицы просто хочет иметь средства к существованию и не скотские условия труда.
Я часто слышу о том, что кадровикам больше нечем оправдать свое существование.
Это наглость из разряда нарушения личных границ - заставлять человека лицемерить по этому поводу. В этом есть что-то от превентивного удара по самооценке и оперативной памяти. Соискатель еще не успел осведомиться об условиях и перспективах, а с него уже спрашивают лояльность в условиях огромного рынка труда.
Мне продлили больничный до пятницы и я неплохо провожу время. Чтобы немного продвинуться в математике понемногу решаю ЕГЭ в яндексе и у меня получается решить уже большую часть заданий базового уровня без затруднений. Еще приходится подучивать нормативку. В последнее время приходится пить снотворное, чтобы уснуть.

когда осмотрительность вредит

Надо было подготовить презентацию с максимум двадцатью фотографиями. Простой доклад на десять минут, чтобы все успели ответить.
Неделю назад у меня уже была готова презентация, которую я сделала на работе, а потом я ушла на больничный. Не беда, - подумала я, - у меня есть презентация на флешке. А потом мне пришла идея насчет еще одного слайда.. Я открыла ее на домашнем компьютере и оказалось, что часть фотографий не уцелела и слегка съехало оформление. Поправила, но часть фотографий все равно удалялась каждый раз когда я открывала презентацию в ЛибреОфисе. Ну, я подумала что перестрахуюсь и сделала по-больше слайдов и набила так много фотографий, сколько вообще нашла. Я не заметила на занятии, что открылись все фотографии и проговорила час. Мой одногруппник маякнул мне, что пора закругляться, но телефон был далеко и я не заметила. Я Гринч - похититель пары, с которой должны были раньше отпустить :(
Я стараюсь теперь больше вести бумажный дневник и мне стало сложнее что-то писать сюда. дело в том, что я использую рукописный дневник для того чтобы перестроить свою устную речь,и еще плохо отделяю письменную речь от устной. Я не уверена, но думаю что моя привычка вести дневник в сети плохо повлияла на мое общение в оффлайне. Каждый раз, когда я пытаюсь найти какую-то причину той или иной нежелательной привычки, я понимаю, что какой то одной причины нет и быть не может и в каком-то смысле все, произошедшее со мной до этого момента является причиной. Потому нет смысла пытаться устранить некий корень зол, но может быть можно привыкнуть вести себя иначе.
В любом случае, оказывается, я существенно переоценивала третий закон диалектики. Нет, к двадцати пяти годам ты не становишься автоматически умнее, только потому что с тобой случилось уже достаточное количество событий, если ты не научился осмыслять их таким образом, чтобы не травмироваться об извлеченный опыт.

Мне очень хочется удалить свою страницу из известной соцсети, только потому что про нее знает несколько неприятных мне людей и они оставили на ней свой информационный след. Не то чтобы они мне сделали что-то плохое. Нет, просто почему-то мне становится все неприятнее общаться с определенными типами людей. Тоже возраст, наверное. Наверное пора заводить новую чистую страницу.
Больше всего раздражает что это именно тот тип людей, который потом ноет на бордах про френдзонящую еот.
Еще один полезный жизненный урок - не надо быть хоть сколько нибудь приветливым с теми, с кем не хочешь потом дружить или близко общаться, а тем более часто видеться или встречаться - люди вообще не воспринимают такой формат общения. Если ты добр к ним, внимателен и приветлив - ты потенциальный партнер, без обид. Не то чтобы я полная дура и никогда об этом не задумывалась, просто мне, видимо, было удобнее думать, что меня это никогда не коснется. Ну, а почему, казалось бы, нет. Кроме того, я сама себя так вела часто и мне не хотелось отождествлять себя с теми, кто мне неприятен, потому я врала себе, что ничего не жду от людей, которые мне очевидно нравились больше чем друзья. Ну а покажите мне того даоса, который способен ни в чем не обманывать себя и других. Кристально искренним человеком у меня уже не получается быть, зато я уже более-менее отдаю себе отчет, в чем сама себе вру и где иду на компромисс и называю вещи своими именами. Хотя и не часто.
Я возвращаюсь к утраченным состояниям, а не прихожу в новые места.
Я снова на первом курсе.
Я снова ищу исходные точки, чтобы вернуться и сделать заново "правильно".
Я не знаю как начать, не собирая слов.

Один сказал, что хочет прочитать все то же что и я, чтобы понять о чем я думаю. Другой сказал что хочет разобрать меня на части, чтобы почувствовать. А этот хотел, чтобы я стала им, только бы никогда не взрослела.
Я где-то потеряла своего близнеца, который просто бы шел рядом и с которым не надо было бы говорить, даже здороваться.
Наверное этот отпуск станет для меня поворотным моментом.
На мою нищенскую зарплату я не смогу обеспечить ни себя, ни кошку, но с матерью жить уже слишком тяжело, хотя вря ли что то сдвинется при моих средствах дальше планов на перспективу. Обычно самостоятельную жизнь начинают с соседями или пассией, но мне подавай сразу комфортное и респектабельное одиночество. С матерью я схожу сума, без меня она двинется. Пространство нашей двушки для меня слишком ограничено, бесит вообще постоянное пребывание среди людей. Основная причина моих опозданий на работу — элементарная потребность в одиночестве без орущего телевизора за стенкой. Мне теперь целый месяц предстоит с ней в номере. Отпуск себе я тоже позволить не могу. Жить в комнате с родным человеком — ад, про чужого даже думать не стану.
Мать по крайней мере не причиняет осознанного и спланированного зла, но я мечтаю о дне, когда смогу не видеть ее каждый день хотя бы дома. Я со многими вещами смирилась, кроме полной узурпации у меня всего, что мне принадлежит.
Хочется побрить голову, выбросить всю старую одежду и спокойно выпить бокал вина вечером без выслушивания бреда про алкоголизм. Все признают, что в компании выпивают больше, но алкоголица все равно я, потому что выпиваю стакан вина за ужином. Хочется потратить отложенную зарплату на компьютер а не на учебу, которая мне ничем не поможет на том пути, которого я бы для себя желала.
Я теперь понимаю почему бабушка говорила что ей было сложно учиться. Иногда уже хочется чем нибудь кинуть в неё, чтобы не мешала заниматься своими неврозами и не приучала меня к ним.
Понравился стих из Старшей Эдды, выражающий мои мысли последних дней. Странно, но чем больше я лишаюсь атрибутов счастья, тем я счастливее.

Если глупцу
Достаётся в удел
Любовь иль богатство,
Не добудет ума он,
Но чванство умножит
И спесью прославится.
В холодильнике еще стоит недопитая бутылка вина. Обычно я выливаю такое вино потом в салат. Кажется, меня отпустило. Давно не была у врача. Я поняла что он меня раздражает своей снисходительностью, как будто мои проблемы - блажь и слабость. Чего его ожидать от военного госпиталя. Психолог на работе тоже бесит своим мимимишным позитивным мирком, в котором у меня все проблемы от гормонов и после тридцати и декрета жизнь любой женщины становится прекрасной. Я не знаю, почему эти дегенеративные установки являются нормой даже для людей в белых халатах, но подозреваю, что это связано с тем, что их одели в белое на бойне и они в любом пациенте видят мясо.
Пытаюсь осмыслить капитал, который мне оставлен в наследство двумя поколениями людей в погонах. Наверное некоторая склонность к государственной службе, делает меня более эффективной, чем тех, кто пришел с мороза. Мне легче сохранить в себе того человека, которым я была, когда на меня упали погоны. Я стала компетентнее, спокойнее и терпимее к человеческим слабостям (но не порокам), стала больше ценить свое время и личное пространство (харрасмента у нас, слава богу нет, я больше о внешнем виде, музыке, интересах, которые на службе никто не разделяет). По первости думала, что сопьюсь. Из РГГУ попасть в бюрократы было даже не то чтобы обидно.. В феврале я уже приценивалась в хозяйственном к ассортименту веревок. А потом я снова подумала о первых записях в дневнике Вертера, что люди здесь такие же, как и везде, наверняка найдутся свои. Но вообще если ничего не изменится, то это пиздец. Нет никакой коррупции, нет ебанутого руководства. Вроде все нормально, прилично, но на мою зарплату невозможно выжить одной даже с моими небольшими запросами. Я люблю свою службу и стараюсь нести ее хорошо. Но сейчас моя внутренняя самоцензура говорит мне, что еще немного и пиздец будет мне.
Дело не в службе, не в военном госпитале. Дело вообще в атмосфере. Я сейчас доковыляла до книжного и читаю вот "Дневник писателя" и Фёдор Михалыч как будто эпохой ошибся. Без фельдъегерей, конечно, хотя я не исключаю и такого. И мальчике у Христа на елочке теперь по-старше будут.
Искренне ваш, Акакий Акакиевич. Коплю не на шинель, а на учебу свою копеечку. Потом буду носиться по выпускным и отнимать у защитившихся магистрантов дипломы.
Скоро год, как я работаю в конторе, а окружающие (да и я сама) до сих пор воспринимают меня как новенькую. Я слышала что спорили на деньги по поводу наличия или отсутствия у меня татуировок. Начальник считает меня лицемеркой и ханжой, некоторые другие коллеги лесбиянкой и слегка сумасшедшей. В целом ко мне не плохо относятся, но вообще-то мне жутковато. Я не то чтобы давала повод для того чтобы меня ненавидеть, наоборот, старалась быть со всеми вежливой и помогать другим, если это потребуется.старалась подружиться с ровесницами, но были моменты, которые отравили мне удовольствие общения с ними.
Сегодня мне в первый раз очень захотелось поговорить с живым мужчиной. Не с кем-то конкретным, но я знала в общих чертах, с кем хотела бы сидеть за столом.
Карательная гетеросексуальность в действии. Насколько проще и безопаснее было бы познакомиться и пойти на свидание с женщиной, соответствующей моим представлениям о партнёре. Не думала, что когда нибудь будутак негативно относиться к собственной ориентации.
После работы я гуляла почти до одиннадцати. Я не уверена что хотела бы, чтобы кто то составлял мне в этот вечер компанию, думаю меня смутило то, что я редко встречала людей, которые бы гуляли одни, как я.вообще я ведь не очень часто на них смотрела, как и вообще на дорогу.
И я уже давно не тот человек, к которому подходили знакомиться на улице или в кафе, по моему внешнему виду больше не понятно, кто я. Я стараюсь как можно меньше заботиться о своём внешнем виде, чтобы все своё время беречь на то, что для меня сейчас важно. Если бы появился кто-то, кто мог бы составить мне компанию, я бы имела ещё меньше ресурсов на образование, работу, рисование. Это уже было, ни к чему, да и я не помню, что мне собственно нравилось в отношениях? Нравилось ли вообще или я терпела только за довольно иллюзорную поддержку и обмен чувствами и информацией?
В любом случае, я выхожу на одну из первых развилок в своей жизни и лучше бы мне прибавить шагу. Сил и так нет.
Какое-то незначительное количество стихотворений действительно действует как заклинание: освобождающее, преобразующее, губящее и воодушевляющее.
В эту средиземноморскую жару я в полночь читаю стихи при свете луны. Думаю, в сравнении с предыдущими поколениями любителей ночных чтений при луне я в довольно выгодном положении, ведь лист моей книги светится, благодаря техническому прогрессу.
Только на ум придёт хоть какая то уверенность в том, что нужно сделать в цикле в смысле цветов, сюжетов и форм, как голова опустевает, времени вечно не хватает (только на пожрать, почитать и помыться хватает, будем откровенны, в жизни работающего кровавую рабскую пятидневку больного человека, нет времени ни на что кроме гигиенических процедур), если моя рука и оставляет какие-то штрихи и закорючки, то это обычно тут же летит в корзину. Очевидно, обратиться надо к простым вещам, к вечным тропам, к любимым рефренам, а цикл отложить на менее раздражённое и раздражающее время.
Похоже, у меня алкоголизм. Эти маленькие глупые признания имеют большую силу. В прошлый раз я так бросила курить. На вино уходит больше чем на краски и книги, а это не в моих правилах.
Вообще мне нужен более сильный допинг, который сейчас не доступен. Мне нужно три-четыре дня гарантированного одиночества и неприкосновенности. Чтобы никаких дел, никаких переписок с коллегами. Боже, как утомляет пустая болтовня с людьми, которых не любишь, почему они не чувствуют этого? Зачем я согласилась....
Не знаю, как бы я выносила жизнь без снов, галлюцинаций, впечатлений от кино теперь, когда девять часов жизни в день съедает бессмысленный и бесполезный труд. Кроме того, теперь я уже не уверена, что хотела бы найти работу более интересную и творческую, потому что на этой синекуре я могу не водить из своего транса. Не думала, что скажу это, но мне не хватает презрения к людям, чтобы вообще игнорировать их присутствие. Я все еще вежлива и доброжелательна по инерции. Мне только нужен новый компьютер, чтобы смотреть кино на большом мониторе и оперативнее качать аудиокниги. Я переработаю эти образы для своего opus magnum. Я хочу написать нечто вызывающее острый приступ бессилия, отвращения к себе и, одновременно, освобождения.
Сейчас я ненавижу то, что рисую, я умудряюсь исказить изображение таким образом, что при общей схожести все выглядит омерзительно. Этот эффект мне пригодится в будущих свершениях. Я мечтаю о такой силе, которая выворачивала бы зрителя наизнанку от стыда и боли при этом не изобразив ничего в самом деле отвратительного. Почему я этого хочу? Наверное, я просто не знаю как еще поделиться впечатлениями от людей в целом. От постоянного нахождения среди них и от того, что мне про них стало ясно со временем. Моя мечта - чтобы мое творение украшало стены родного управления.
:)
Я даже не могу назвать это ненавистью или презрением. Это не что-то рациональное в целом, это разочарование в мелочах, во всем, кроме воображаемого, концепций, сюжетов и снов.
Когда-то мы курили на кухне у ее бабушки и обсуждали почему рисуем и как. Но я помню только то, что говорила я сама. Я все забыла и мне интересно только то, что я могу теперь почувствовать, представить и сделать. Внутри меня обрушились все мостики, от человека осталась только видимость. Я разучилась толком разговаривать, но, кажется, дело тут уже даже не в том, что я теряла себя на этой работе, среди людей, с которыми у меня ничего общего (так было всегда, не будем обманываться, студенты истфака представляют для меня ровно столько же интереса, сколько и технари, будем откровенны), дело в том, что этот виток, как и все прочие, начался с невыразимого. Внешне я просто выгляжу несколько более уставшей, но внутри стало происходить больше интересного. Ну и я наконец стала более сосредоточенной.
С тех пор как в моем повседневной рутине стало больше вина и кино стала иногда пробегать мысль попробовать познакомиться с какой-нибудь девушкой. Просто гулять и ходить вместе в кафе и разговаривать про кино, книжки, музыку. Я уже забыла, каково это, если вообще когда-нибудь знала.
Меня стали больше интересовать девушки. Не в сексуальном плане, тут вообще мне закралась мысль, что нам, как солдатам, в столовой что-то добавляют в еду, то этот инстинкт исчезает. Многие мои коллеги заказывают еду, а для меня столовая - единственный источник котлеток с картошечкой, так что я спокойная, как стерилизованная кошка и это только на пользу.
Моя коллега очень внимательна и добра ко мне и если бы не она, я бы давно ушла. Мне очень нравится ее сын, ему десять лет и он любит рисовать. Я хочу подарить ему карандаши на день рождения - он больше всего рисует именно ими. Мне бы хотелось дружить с ребенком и я давно уже думала стать патронажным родителем, но я не безопасна для такого ребенка. Ему нужен постоянный и надежный взрослый, а не старшая сестричка по праздникам. Мне кажется, я с каждым годом становлюсь только более юной, как Бенджамин Баттон.
Какого-то черта пошла на диалог с коллегами на одну из тех тем, которую решила еще когда-то для себя не затрагивать в разговорах. Мне было любопытно, какие вопросы они зададут, но я не хотела диалога. Желание уволиться растет с каждым днем. Я не ненавижу работу, не ненавижу коллег, просто когда вся эта рутина и совершенно непонятными для меня людьми с навязчивым желанием учить тебя жизни встречаются вместе и этот идиотский распорядок жизни с будильником в 7:40, с авансом и зарплатой, с отпусками по графику и с офисным дресс кодом вместе создают для меня удушающее зловонное болото убогой и бессмысленной жизни. Абсолютно идиотский и бессмысленный труд, за который платят смешные деньги.
Коллеги все говорили, что надо искать профессию по-прибыльнее, что не надо учиться ради учения и что деньги - это свобода и их никогда не бывает достаточно. Другой мир, короче говоря. Они считают меня избалованной девочкой из обеспеченной семьи. Я просто презираю нужду и голод, которые моей семье достаточно известны, презираю жизнь и рутину. Для них не существует иных вариантов и свой выбор они считают по разным причинам единственно возможно зрелым. А вот я считаю его для себя идиотским и считаю по меньшей мере неприличным переносить его на меня. Я его не уважаю, я просто не лезу к другим, не рассматриваю их выбор под микроскопом. Их решения и приоритеты для меня после того, как я вышла из подросткового возраста, стали безразличны, меня интересует только то, чтобы меня не вырвало от созерцания последствий чужого выбора. Чтобы меня эти последствия не коснулись.
Только потому что в конкретном общественном здании таких как эти двое большинство, они решают что неправильного работника с его неправильной мотивацией надо перевоспитать и исправить. Они видят небольшой список отличий, который в их понимании не критичен и поддается корректировки. Для меня этот список занял бы Александрийскую библиотеку. Да что там, Ленинскую. Я просто не в состоянии сосуществовать мирно с другими людьми. Раньше я думала, что я просто мизантроп, ну ненавижу их, подумаешь. Причина глубже и было слишком самонадеянно брать все на себя. Слишком милосердно. Я не успеваю просто войти в помещение, в которое кстати, входить не хочу, я свои иголки глубоко поглощаю мягкими тканями, покрываюсь нежной шерсткой, чтобы быть безопасной. Это вообще-то делается для того, чтобы я сама помнила - ТЫ ДОЛЖНА БЫТЬ БЕЗОПАСНОЙ. Ты не должна мучить, не должна проводить свои эксперименты, не должна... Вообще я изначально делала это в целях охоты, а потом, когда кто-то пытался затравить я резко выпускала одно из своих многочисленных жал, выбранное с учетом индивидуальных особенностей. Напомните мне, почему я перестала так делать? Кажется, расхотела уподобляться тем, кого всегда считала идиотскими животными. А в помещении тут же находится чья-то критическая физиономия, нацеленная на то, чтобы меня переучить. Напомнить мне, что я не Гёте и не Гоголь, что я пришла сюда не затем, чтобы уехать в путешествие в Италию, а чтобы хлеб насущный... Фу, фу, а еще крестик носите.
Уберите от меня свои разговоры про отдых, про детей, Христа ради, господи, какая пошлость. И как я оказалась на этом убогом перекрестке?
Я тогда тебя рассердила и ты посмотрела на меня своими настоящими глазами. В тот день я поняла, что ты на всю нашу дружбу смотрела иначе, чем я. Я поначалу винила себя, думала что я повела себя невежливо. Этот простой поступок, который ни у кого другого не вызвал бы никаких эмоций, тебя разозлил тут же. Часто ты меня бесила, как любой человек, с которым проводишь много времени, но я оберегала тебя от этой же злой маски. Я поняла, что с тобой было только спустя какое-то время, а в тот раз мне было просто невыносимо больно.
Страницы: 1 | 2 | 3