Диктатура ничтожеств

Когда-то дд был пиздат.
Потом стал хуёвым.
Потом превратился в пиздец.
А сейчас - с новой политикой модераторов - превратился в стыдный пиздец.
Стыдный пиздец.
Стыдный. Пиз. Дец.
Прочувствуйте эти слова.
Покатайте языком во рту.
Стыд. Ный. Пиз. Дец.
И слитно - Стыдный Пиздец.
Ебитесь в дёсна, господа царьки.
Знаете, есть такие дома - они очень добротные. Таких нет в убогих садоводствах в предместьях Санкт-Петербурга.
Это не высокие обитые уродливой евровагонкой 10-соточные мещанские убежища. О, нет!
Это дома чей фундамент составлен из каменных глыб, а стены - из дубовых бревен.
В них, именно в них таиться горечь времён, словно застывшие в безвременье Хатико, они ждут своих хозяев.
Тех кто придёт, усмирит огонь в их чреве и начнёт созидать.
Такие дома есть в Прибалтике, редко, но встречаются они и в Псковской области.
Окружённые хвойными лесами, выдерживая порывы осеннего ветра, они стойко стоят на страже вечности.
Приехать туда жарить шашлык, пить пивас и слушать Тату? Никогда! Никогда не бывать такому кощунству!
Только Ataraxia, только кальвадос из высоких фужеров. И много, бесконечно много веществ.
Дабы проникнуться запахом вечности, ощутить на своих ресницах тяжёлые слёзы радости.
Подарить себе несколько дней абсолютной чистоты, насытиться бесконечным светом человеческого творения.

Безусловно, люди это грязь. Всё к чему прикасается человек неизменно превращается в мутное маслянистое грязное нечто.
Правда? Пройдёт сто лет, и её не станет. Верность? Забыта, извращена, истоптана ногами в портянках и кирзачах.
Любовь? Успешно нивелирована похотью, страстью обладания и необходимостью быть кому-то нужным.
Но есть на свете, в утаённых его уголках люди, чьи помыслы и действия почти непостижимы.
Живущие в полной синхронизации с музыкой космоса, они творят нечто, способное превзойти всё, что оскверняют все остальные.
Они дарят, а другие пожирают. Они создают застывшее в камне и нотах величие, а другие испражняются потугами и бьются в пароксизме осознания собственной посредственности.
Проснись, Иваныч, ты серешь!

Но дело даже и не в этом. Судьба, спираль так сказать искусства такова - словно спортсмены ставящие новые мировые рекорды нуждаются в предыдущих рекордах, также и оно.
Заблевали фонтан Медичи? Украли Гентский алтарь? Замки в Бельгии почти все в частной собственности?
Науки не осталось фундаментальной - всё больше прикладные подпорки призванные поддержать опьянённое безудержным потреблением стабильности человечество.
- Продай, чувак, мне грамм стабильности российской? Почем отдашь, мерзавец Киселёв?
- Три кресла мне в Верховной Раде. И двадцать восемь журфачных холуёв.
Но искусство не сдаётся.
Искусство - преданная престарелая мать. Из последних сил пытается укрыть она тоненьким дырявым пледом музыки и литературы своё потерянное отказавшееся от неё дитя.
А дитя всё продолжает и продолжает вонзать в вену стальное жало, и с каждым новым ударом в крови становится всё больше квартир, шмоток и седанов - попадаются даже приличные модели.
Jaguar последний очень неплох. Был я как-то на тест-драйве, а там...

О закрывающихся барах на Думской

Не то чтобы я их так любил. И не то чтобы так уж и люблю. Но это очень важно — иногда слышать что-то типа «вчера был в улитке, там в пиве котята» или «в резиденте курил кальян на свежем огурце» или «в централстейшне Ваня теперь и за уборщицу». И вот слышишь и успокаиваешься — они есть. «Рима» уже нет, но хоть «улитка» есть. И значит я не такой уж старый, и есть какая-то ниточка связывающая тебя с тем ранним утром, когда ты шатаясь доходишь до Фонтанки, чтобы поблевать, а там такой же как ты — в пальто и длинными черными волосами — собирается топиться. И слово за слово вы находите общие темы, и вот уже пьёте текилку, а потом ещё и ещё. Важно чтобы бары на Думской существовали. Они стоят на пути этого всепоглощающего экзистенциального ужаса. Впрочем, не они одни.
Ещё есть Круш. И важно чтобы он продолжал продавать свой ром.
Есть Адя, и важно, чтобы он продолжал отмечать свои дни рождения. Важно чтобы Деменс продолжал готовить свои выставки. Чтобы, чтобы... Мистик Соулфлай распускал свои волосы перед тем, как гадать тебе на картах таро в кабаке, которого больше нет.
Певцы свободы и непосредственности, наивности и настоящей силы.
Сказано «будьте как дети». И до чего же это всё верно... Сейчас сидишь и грустно осознаёшь, что выработка твоего дофамина, серотонина, окситоцина это такой мучительный и долгий процесс. И так надо выгнуться и эдак прогнуться и то и это — миллион факторов. А тогда достаточно было одного поста. И вот ты уже пылаешь и рвёшься в бой и с утра открываешь первым делом комментарии, а там — под пение ангелов — новый ответ. И он такой, сука, ну невозможный, ну как, ну как так можно мыслить, ну сука, ну как?! И едешь в институт, а сам формулируешь. И на парах формулируешь. И после формулируешь. А потом выплескиваешь вечером... И наслаждаешься бурей дофамина, серотонина, окситоцина.
Очень надеюсь на то, что Мистик жив.
Я очень на это надеюсь.

Пидарас ли Solian?

Воруют ли чиновники?
Какают ли детишки в подгузнули?
Надеются ли проститутки на лучшую долю?
Можно ли идти на зелёный свет светофора?
Хочешь ли ты быть счастливым?
Встанет ли завтра солнце на востоке?
Пиздат ли айфон?
Миллионер ли Буран?
Сегодня вспомнилось.
Однажды я ехал из Бирмы.
Это был обычный визаран, но вместо того, чтобы как все пойти шопиться в некий дьютифришный дискаунтер, я скоро-скоро по заранее проработанному плану взял такси и рванул в опиумную курильню.
Я редко употреблял опиаты. Но помнил эффект.)
Поэтому не отпускал таксиста. Я помню как заходил в курильню отодвинув занавеску из бамбуковых стеблей.
Помню, как платил долларами и подгонял. Помню как жадно курил стоя.
Помню, как провалился куда-то в бездну сидя на заднем сидении такси.
Помню, как садился в спидбот и смотрел на буруны.
Помню, как вышел на пирс и медленно пошёл к машине мужика, который организовывал визаран.
Помню, как вывалился на радоновых источниках в купальню.
Помню, как мы долго, долго, долго ехали по бесконечным этим тайским просторам.
А потом мы приехали к каким-то ещё источникам и там ещё была старая резиденция тайского короля.
И все ушли. А я остался в машине. Казалось бы на целую вечность. Я был так безгранично счастлив) О, чёрт, это было столь прекрасно)
И все эти часы в машине звучала одна и та же песня. Вот эта - D.I.P. Project – Верни мне небо
Мягко говоря не типичная для меня музыка. Но запала в душу.
Я раз за разом теряю любовь к жизни. А потом влюбляюсь с новой силой.
Возможно, это шизофреническое пограничное расстройство.
Возможно, однажды меня порвёт моё желание щемить как Бунин и рвать как я.
Возможно, я уже совсем другой. Возможно, я ничего не знаю ни о чём.
Да... Скорее всего всё именно так.

Вот фотография из того памятного дня.
Мне говорят - никогда не возвращайся туда, где был счастлив.
Но я не слушаю)
[]