Страницы: 1 | 2 | 3
внутри моих легких есть другие маленькие легкие и когда я вдыхаю глубоко их-то заполнить и не получается
it was lack of fire ктото поднимался по ступеням ты не мог сдвинуться с места отчетливо представляя чужие ботинки сердце заколотилось sun and hermit повторял ты про себя, оно надвигалось, солнце стало черным, мертвецы закрыли глаза, зная, что сейчас произойдет, взвел клацнувший курок, зашумело травой, закатились мертвецы, замолились. солнце брызнуло это Он пришел пораскинуть твоими мозгами по стене чтобы они заблестели несчастной желтой соплей, от количества анастетиков немудрено сдохнуть, ты и сам не знаешь, жив ли еще, кто-то лежит у тебя под кроватью и не дышит, Opioid slot machine здесь, чтобы тебя проведать. Ты знаешь, ты отнял у нее слишком много времени - между вами были времена и получше, ты сдался, и теперь уже ее шаги у самого твоего порога, она словно вдыхает запах твоего праха, гнилое дерево сдается перед непоколебимым железом её обуви, железом, которое уже сделало свой выбор. Железом, которое всегда побеждает; монстром, который сделан из других монстров, понимаешь, это как одна огромная вертящаяся на вертеле голова, которая указывает участь следующего, sun and hermit? Нет, вы уже давно не друзья, но и враги не такие, о которых принято думать - между вами прошел клинок всего лишь в несколько нанометров, плоть отделилась от плоти - и больно было обоим. Ты знал её силу; но знал её совсем иную, другую сторону её, теплую, живую кровь, сочившуюся между вами, тебе удалось увидеть её во всем великолепии, но теперь она стала чужда, словно за тысячу миль под палящим солнцем пустыни без имени. Её милосердие - вот страшная часть её, но тебе все еще нравится видеть, как перетекают её мускулы, как она сливается и сверкает тьмой, словно совершенная машина, она осталась красивой, она всегда будет - но не ты. Жалкий, дрожащий пёс. Что ей от твоих серебрянных револьверов? Ты просто не посмеешь убить её, хоть она и пришла на твою территорию, пришла, чтобы завоевать, чтобы изничтожить тебя. даже без своего личного присутствия она выжимала из тебя все соки. Она знала все о тебе; но ты знал не всё о ней, просто потому, что смотрел сквозь пальцы. Ты не посмеешь взглянуть ей в глаза. Только в очередной раз восхититься безупречностью её сложения, качеству материала, гибкого и сильного одновременно. Невозможно уследить за чем-то одним, она никогда не статична, а вот ты - да. Ты неспособен взглянуть ей в лицо, и так было всегда. Увидеть её лицо - значит, познать её слабость. Там, внутри, она состоит из плоти и крови, прямо как ты. И ты чувствуешь запах крови, ты знаешь вкус её мяса, потому что у тебя самого - такое же. Нет, ты заворожен не тем, что она говорит, а её несравнимым совершенством, это единственное, что так близко к бесконечности, которую сам ты не можешь достигнуть просто потому, что не веришь. Какой холод она приносит с собой, она - словно чистый космос, ты не можешь выковырять её у себя из головы, это огромная часть твоего мозга, словно наболевшая опухоль, словно неполадки в системе, сгусток крови, неродившийся брат-близнец, missing part. И ей бы лучше прийти за тем, чтобы тебя убить.
Клац - отражающееся миллионами уголков в самых разных точках времени и воспоминаний. Клац - нет страха, только любопытство. Когда она рядом, тебе не страшно умирать. Клац. Но вы слишком похожи. Она не может тебя убить, она может только уйти, стать недоступной, скрыться в тенях. Она не может разрушить то, что является ее продолжением, хоть и самым неудачным из всех. Дефект был слишком прост.
Все повторяется снова. Ты дрожишь, футболка мокрая, только луна наблюдает за вами, выпятив напоказ свой неприлично белый глаз. Она не приходит больше. Но тот призрак, что живет в твоей голове, не покидает тебя ни на одну ночь. Он состоит из всего того, что обуславливает помехи. Вспыхивает холодный оскал клинка - но это всего лишь фальстарт, слишком вживился в фантазию. Ты можешь думать только о постоянном defending, о борьбе с ней, о холодном оружии, о желании встретиться с ней один на один. Хоть ты и осознаешь, что её сила слишком могущественна. Ты не оснащен всем необходимым, ты недостаточно хорошо подготовился.
мне надо зайти на zavod
приближается огромный птицелет
там сегодня было такое охуительное утро чуть подтаявшее и потому кислородное занемог запрыгал от радости сердце перехватило закружилась голова и кровь из горла потекла
Мы прошли памятник жертвам радиационных аварий. И я сразу почувствовал себя одной из них.
Небо было затянуто серостью. Дышать не хотелось. Я и так дышал как в баллоне, сверху накатывало давление металла, птицы визжали и улетали, от этого казалось, что небо передвигается. Я еле стоял на ногах. Потрогал верхнюю губу - пальцы разбрызгались об красное, влажное, трепещущее изнутри наружу. Я весь вытекал, перемешивался с цельнометаллическим.
Феномен overbleeding не поддается описанию так же как и не поддаются пальцы при отправлении писем по назначению я написал ужже много их чем следует наверное и все они пришли вникуда. А? спасибо, что справляешься о моём самочувствии, однако мы оба знаем правду, не только о самочувствии какая вообще нахуй разница што я чувствую я чувствую только перегоревшее, и телефонные разговоры которые ты с завидным постоянством отправляешь из телефонных будок не менее пустопорожни чем все то что я из себя представляю, однако от тебя веет кислородным обеспечением для человека которому уже не следует жить. я точно знаю как ты пахнешь в этом славном местечке между воротником и шеей блядским одеколоном и горечью сигарет чемто очень уязвимым и червь делает жарко пробираясь через кишки ниже и дело даже не в том что ты говоришь а в том как облизываешь губы или выдыхаешь в трубку, отлично зная, что я в этот момент кладу руку себе на джинсы, не могу сдержаться, представляю твои губы, наверняка знаю, что они накрашены бордовой помадой, и все от твоих пальцев до пряди свисающей на глаз хочу тебя зацеловать, ручки за спину завести и ебать, в таком виде ты похож на обнаженных японок с винтажных фотографий, такой же белый, хрупкий, твоя улыбка - вызывающий красный разрез, охуительный белый ряд зубов
китайщина чувак ты китайщина. Твоё жёлтое лицо прыгает в нетерпении словно яичный желток или огромная говорящая питательная клетка, вокруг нас, я уверен, щебечут маленькие птички, они похожи на мошек когда очень сильно закрыл глаза, ктотожилнакиото ожившая революция заебалась от дичи и количеств азиатского мяса а как там насчёт наркоманов пускающих своих язей под кожу ровно до 10 ноль ноль чтобы потом замереть блин доктор мне хуева это значит что все нормально .новостной продукт небо серое странная мыслишка ныряющая в горячие складки воспаленного мозга а затем таким же способом ненаучным и похуистическим в эпоху опиумных войн на самом деле я хотел сказать что затем она смеётся так приятно что сразу заводятся потусторонние моторы это правда что со мной не о чем разговаривать и ты старше меня и я почему-то робею так сильно не в силах опознать хочу прокрасться пальцами по твоим музыкальным рёбрами вверить язык в чарующую тайну волшебство вроде китайских шкатулочек ещё до того момента как приключилось происшествие в результате которого я был расщеплен на 10 равных частей разве тебя это не возбуждает? примени меня для своего колдовства тебе же ничего не стоит Юля пишет
а ты все не перестаешь пиздеть, а я не перестаю медленно пожирать сам себя, кусочек за кусочком на вилку и пережевывать, переваривать, ты охуенная шлюха - у меня встаёт только от того, как затягиваешься, но это все неважно, потому что я покинут наедине с железным занавесом, там было много пьянящего голубого кислорода твой рот это что-то совсем противоположное розовое и там так мокро нечто вроде чёрной дыры и хочется погружать в эту дыру все другие части
Ты такая еда, нечто вроде агонизирующих жареных кузнечиков, фаршированных героином.
Я чувствую какоето наваждение как каждый раз при приближении приступа. Его волны становятся всё мягче, но противнее и дольше, потому что я становлюсь старше. Противник. Здесь отличное место чтобы устроить реслинг в полную силу. Я очень мечтаю с кем-нибудь побороться, выдохнуться. В эти моменты ваши глаза сверкают, а я отвожу свои, потому что мне стыдно, и выгляжу очень юным, а может быть глупым. Довольно долго мне нравилась такая сексуальность. Но многое остоебенивает. Вообще секрет в том чтобы всегда считать что мир тебе ещё многое готов предложить. Я не понимаю как у них нет минутки чтоб оглядеть свою жизнь с высоты происходящего и понять что это говно а не жизнь, одна из некоторых вещей которую я не могу будто изнутри разуметь. Я хочу чтоб было очень тихо вроде минусовой тишины. Мое сердце ржавеет. Капли дождя делают вдруг заставшую меня тишину очень острой. Сердце болит по чему-то потустороннему и я исскучался. Дело новоприбывшего человека. Сан-Комарино, там где люди надевают шляпы и идут веселится, а я наблюдаю за ними - молчаливый уродец в уголке, и никто не знает моего секрета. У меня нет эмоций, только непроходящая тоска потому что у меня нет эмоций. И прикосновение к девочке словно случайное упоминание на той стороне где я никогда не был и потайной дверце в моем useless сердечке. Когда я думаю об этом слова будто обрушиваются и все конструкции становятся недостаточно кроткими и в то же время вмещающими.
Солнышко пробирались мне прямо в мозг, оно жадное. Не спрашивает, хочешь ли ты или нет, выжигает кишки, свет затерялся в темноте. Пока тьма внутри настойчиво погашает любой свет. Sun lover, это похоже на секс. В иные дни ты идешь из школы и представляешь ручки смеёшься или плачешь, в последнее время вообще легко перейти черту. Иногда от солнца тошнит и ты молишь об укрытии.
это бох.
да.
мне не приходит пароль. это бох. да. ёбаный в рот это вертолет
пхе!
хочу на качели и спать, просто ебанутый день. ночь в стакане. какутошлюху нарисовал от нее излучается свет. она излечается. это похоже на бесконечное падение в месте где нет времени.
платеж или перевод?
23 минуты 23 часов.
раньше? я уже непомню что было раньше. ты не охууешь. читал в автобусе про девушку которая потеряла способность изумляться. автобус потрясывался и солнышко засвечивало. потом появился человек в длинном пальто, а потом еще один пьяный человек с рассеченным глазом. они все появились и потом удалились. попробуешь? нахуй иди скользкая пидрила
а вообще интересно насчеит производства миног которые будут автоматически чистить экран твоего телефона и как закрыть дверь в комнате без двери, только сломать тебе ее об бошку и написать чтото действительно ужасное что бы ввергало в ужас и страх стыл в горле.
минога прибыла и начала доебываться. она была мокрой и липкой, и я стал двигать рукой чтобы ее снять. прилетел кусок колбасы и тут я совсем перестал понимать что происходит, ведь он упал из чистого неба.
и тогда я подумал: божий дар спустился с небес чтобы благославить этот славный день.
хорошо но я не хочу р=говорить голосом
примирительная колбаска
НЕЩАСТЕ! вскликнули они и понеслись на лошаде, на лошаде. лошадь горела и извивалась ее мускулы все выпучились и казалось что она сейчас сдохнет. мне было так жаль её и я ждал какого угодно исхода. провожал ее глазами пока она и ее наседник не скрылись в стойле и я не испытал глубоко тревожное разочарование от их непобеды. и от этой скользкой лошади которая проводит каждый свой день в невыносимой пытке. listen i know everything is hopeless.
since that age i was totally disagree to communicate w/ anybody, and what else.
that was almost a complete disaster but nobody really cared as they wished just return me as a happy /normal/ child they wished for a long time. and i emphasized them. but there was no hope in every thing that i ever looked on. some things looked clear and beautiful but they would be more if i didnt ever happen to this fucking world. thank you for ur attention.

i call you. в целом да. indian warrior.

не хочу говорить только писать. darkcore, интересно что было в оригинале.
ты страдаешь?
мне показалось что там было чтото про пиццу. я проголодал. колбаска перемирия.
давай по русски, чот нихуя не понял. все выглядит так будто ты инопланетянин.

пошли спать, я заебался.
господи а перевелось то как darkcore, чо за дичь. какоето темное ядро.
ок,
там нет еды
лол
лол
лол
аааССУКАputa в закутан в тысячусвитеров как в тысячу поездов как в миллиарды улыбок и поезда везут везут смерть в своих вагонах. мальчек я сейчас тебя себя закусаю выебу а потом пущу себе пулю в песок отважился отчаянный голосок. факинщит вы все опротивели. мне очень хочется когото закусать а вчера я чуть не поцеловал свою одноклассницу.
- я люблю тебя, - она говорит, целует его горячо, ласкает все его внутренние шрамы. любовь теплая от которой он уже совсем отвык, он дрожит от переполняющей его нежности, робкость его прикосновений - непреодолимый страх сломать самую красивую куклу, что тебе подарил Бог, он задыхается, хотя Ку не трогает его даже нигде, кроме рук, пальцы переплетаются в пальцы, но это заставляет его сердце биться так часто, будто он у самой поверхности Солнца, отделен от нее только невидимым слоем. Ему даже хочется отстраниться, потому что шквал нежности, которым его одаряет Ку - почти болезненен, не говоря уже о давно ноющем стояке. Сладкая малышка. Он привык думать, что он действует сам в рамках какого-то уговора вины, условной, но повсюду витающей невзаимности, но Ку действует жадно, облизывает и делится своим солнышком внутри, которого так много, что можно помереть. Его невозможно полюбить, Ку из эльфов, и если Ку любит его, то неизбежно пропадет обратно в свои глубины, обрекая его на вечные скитания. Все время кажется что это временное, все время как на краю, с которого упадешь сегодня или завтра - не важно, просто не думаешь об этом, утопаешь в поцелуях, это похоже на солнечные ванны, такое оно все яркое и не совсем дифференцируемое, острое и горячее, только переполняющее до адреналиновых гор, пронзительных глаз. Крошка целуется смело, да, смелости не занимать, это он один тут такой. Все утопает его сердце бьётся будто он гонит на скорости, отрывок белого плеча с россыпью еле уловимых веснушек заставляет его сходить с ума, длинные шелковистые волосы, за которые он берется безраздельно и не может устоять чтоб не дёрнуть, оголяет ребристый призрак задранной глотки, разрез красного улыбающегося рта и взгляда прямо в его глаза - соблазнительно, толкнуться-проехаться по бедру, ему кажется, что он - вампир, он может питаться только кровью Ку, до того оно соблазнительно, что на грани жизни и смерти, на этом краю мир переворачивается, зияет лезвием, по которому ходишь и удивляешься, как ещё не наступил конец мира, какая-то бесконечная трансформация, ты погребён под глубинами и восхищен всем, и все это из-за маленького дьявола, который вгрызается повыше ключицы острыми зубками, оставляет на тебе свою блестящую слюну, хихикает и поднимает футболку, облизывает твой худой живот с искренним наслаждением, а ты позволяешь волосам из своего кулака свободно рассыпаться по плечам. они мерцают, и ты замираешь, отчётливо чувствуя, как она, вся такая смелая крошка, робеет перед тем, чтобы спустится ниже, замедляясь и притихая и издавая какие-то очень сладкие, еле слышные выдохи, они имеют что-то общее с усердием пятиклассниц, выводящих прописи так старательно, что налегают на парту почти вровень с ней. с этой позиции ты видишь, как дрожат ресницы Ку; Ку - такое волшебное имя, всего две буквы, прыгающий смех, детская радость, невиданные просторы, нежная грудная клетка, подглядывание, дыхание перед сном, тайные закоулки и мечты, словно Алиса в стране чудес. Он поднимает ее за подбородок - целует сильно, отчаянно, с языком - и влага скатывается по их щекам, мокрым, разгоряченым телам, как можно любить того, кто уже так сильно нездоров, тебе, Ку, только хрустальные дворцы необъятной чистоты, зачем тебе я, кровь и грязь, перемешанная куча из кишкомозгов, заряженная в мини-бластер. такая маленькая, или так только кажется в попытке распростаться и объять твою необъятную чистоту, слезы твои, душу и тело твоё. что ты можешь видеть во мне? я должно быть невероятно удаччливв, горячность стучит в голову as well as непроходящий голод по твоим слюням, твоему голосу, хочу услышать ещё и почувствовать, как он клеймом выжигается на обратной стороне черепа подобно аудиограмме. тысячи и миллионы таких аудиограмм, и как вздыхаешь, когда пальцами цепляюсь за плоскую грудь, вишнёвые соски, умопомрачительная белость, в один момент ты, оробев, скатываешься в подножье липкой паники от осознания того, какие количества грязи привносишь во все, это быстро проходит - особенно когда она кладет свою руку на твою на своей груди и сжимает крепче, она как маятник, надвисает качается и зажимает твои бедра между своих коленей, присасываешься к заветной косточке выступающего ребра, край мирозданий словно угол в калейдоскопе, в который случайно угодил и завертелся - это все ее леденцовое рёбрышко, с какой страстью ты бросаешься, охуев от многолетнего микса тоски ненависти отчаяния и одиночества, захлебываясь напополам очертя голову от робости и страсти, текущей из тебя словно патока, это похоже на горные вершины, взбираться по ее ключицам, словно опытный скалолаз, растопиться маленьким озерышком у кромки ее ключиц, подуть ветром в острое ухо, схватить за волосы и прижаться так тесно, чтоб нарушить все законы физики, сломать плюс плюс и отталкивать плюс минус
мне хочется март и плакать чтобы льдинки катались как платформы чтобы вообще не было земли и только солнце сверкало в льдинках и окошечках и слезках чтобы ногу свело и я попал в совсем другое место не похожее ни на что иное, кувырокчек. чек чек чек и чтобы случилось какоето счастье какого еще не было чтоб все перевернулось с ног на голову чтобы сердце забилось и солнышко потекло по венам и чтобы вообще не было головы.
я бессмертен бессмысленен. мне приснилось чета про Captain Slut и не выходит из головы теперь. повешение повешенного ооччевидным ублюддком, горят канистры с бензином, я надеваю противогаз и рвусь в бой. АМА МАМА ХОЙ! не вернусь домой ночь течет из потолкаа вязкая и покалывает кончики пальцев застревает гдето в глотке как язык висельника весело кричащего орущего невообразимое невиданное негаданное он орет страшным голосом приближая апокалипсис, а если заболело в боку то нахуя идти к врачу если можно вырвать печень оОо.
галдите, галдите. мы еще посмотрим и проверим своими хирургическими ручками как вы галдите. своими скептическими язычками херкохардкор. вы охуели - единственное что я могу сказать. кроме моего одноклассника который накуривается прежде чем прийти на экзамен. "я чуть не умер - че серьезно - дааа, в смысле так хорошо было".
Страницы: 1 | 2 | 3