Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5
can't handle trembling fingers, can we? Это просто гигантская лошадь ублюдок сошла с небес, dragging The Putrid Rotted Corpse Of Christ From Its Filthy Rancid Tomb. огонь моих чресел, червонное вино, самый большой грех. Всё праведники часто думают о грехах, гладкое, девичье колено, маленькие девочки бегают на площадке, за ними наблюдает педофил, точнее священник, он сейчас взорвётся от ужаса, а завтра его переедет поезд. Титаниум, алюминиум. Страна должна производить больше алюминия! И амфетамина. Опасно? Скорость. Белый порошочек который дарит тебе радость! Индейцы прозвали тебя Отрезанная Голова. Вы ходите не туда. Где текут черные реки и все находится в движении.
Война, война. Убивают детей, насилуют четырнадцатилетнего исуса с красивыми вьющимися волосами, я хочу конец мира, нет света, а ежели чресла созданы для греха, арматура на голову - и вот ты завиваешься в бесконечный посмертный трип, труп. Мелком очерченный - вокруг грустят мусора. Где-то здесь есть красивое, его забивают до смерти битами, оно умирает истекая кровью, фонари лимонным цветом освещают кровь, кровь, кровь, она течёт вниз и омывает стопы, взрывается петарда и отрывает мальчику палец. Он укутывает его в грязную рубашку, чтобы затем, после того как стать кокаиновым бароном - первым барыгой, торгующем на воде - заспиртовать и ставить на столе в своём кабинете во время совершения сделок. Да, да - пожалуйста, бедные нищие с впалыми глазами - их называют Нет Костей - цепляются за твою одежду, их запах - чудовищный смрад, язвы извивают их тело - Проклятые. Факк, тут же кто-то справляет нужду, упоротый пидар дрочит на открывшуюся картину: ему нравится запах и вкус. Сердце под завязку набито дьяволами, горячо в сердце, экстаз эпилептика, топор в голову - о даа, сука. Даже собаки обезумелись, ебутся без устали, так много собак, их убивают другие собаки, которые идут из школы, кидают учебниками в голову, мозжат сладкий череп, а потом съедают с причмокиванием. Твоё первое убийство: мальчик из параллельного класса, слабый, тонкий, ты был возбужден, когда разрезал ему глотку и оказался в потоке горячей чистой крови, красной как взорвавшаяся звезда, его жизнь выскользнула из него, как рука из перчатки. И ты вспомнил вдруг, как нелепо он выглядел, когда ты вылил ему суп на голову в столовой, но теперь он был прекрасным, идеальным, как жаль, что это так ненадолго! Ты ушел, присвистывая, промокший в крови, ты думал, что познал счастье. Южная Корея черт возьми, всё передрались палочками от еды и уснули, у тебя суши в волосах - о - дай сниму, спасибо, а что произошло, томатный человек? Соус, ненавижу кисло-сладкий, это ты пролил его на меня? И осыпан миллионом корейских ругательств, что ни говори - азиаты вежливый народ. они сделают это красиво, я знаю они сделают это красиво, даже групповое изнасилование будет вершиной вкуса я ведь много раз это видел на кинолентах
повизгивают позвонки какая-то щёлочь
уселась на блюдце. удивила звонким вскриком небо, затем захмелела. кровь сочилась из раны прямо в жадную землю, будто в миллионы раскрытых челюстей.
мёртвые томятся, изнывают от жары; пыль пристает к их косточкам, зола втирается в скулы. они давно грустны и полны кинетической энергии. они рассыпались как монеты по полу. монеты на полу - вот что я думаю о мёртвых. червонец катится, ребрышко его остро. Чрева его жалки. Дух его беспокоен. Слава лет уже прошедша, потомки кинолент и глаза, которые на него вращались В БЕШЕНОМ СКАЧЕ, чтобы увидеть, возбудиться, обомлеть, высунуть собачий язык из головы, чтобы простираться влажностью до твоей шеи, слизать сладкий пот, задрожать от невыносимых наслаждений.
Чёрт. пляшите, обронили собачонку, она вдруг обратилась в боль, огонь и голод. И тогда ужас заглянул в каждое окошко, и каждый трясся от невыразимого ужаса. Тихо! палец к обслюнявленному рту. Вдруг услышит.. Они - услышат, уши на потолке. Жёлтоватые белки перевозят слепую искру света - из окна - поэтому я не люблю, когда он так делает.
Жалко, жирно. Можно подумать, что там бегают животные. Но на самом деле там ужас, казни, староверы, причуды, вампиры, безумие заточенное в малейшей капельке пота, оно растекается и несет с собой грех. Грех - грецкий орех. Там, если выйти, насилие и смех, смерть трясет повозку с лимонадом на маленьком хрупком мостике. Стёкла перестают дышать - приходит зима, кутает ожогами металлические прутья. Твой палец вскачет, если тронуть, и ты сделаешься вечным узником печали; потом из тебя слепят бога, а из него затем - много мелких богов, женщины будут сношаться с тобой, зачарованные безумием печали и всего трагичного. В своих венах они несут нечисть, магию производственного процесса, словно их лодка заплыла далеко, и они немного подернутые припадком - уже там, наслаждаются видениями райских наслаждений; пока их сущность утопла в адской жаровне.
Вдруг ноготок упал в потолок, смотри: воды принесли нам себя. Открылся тайник, загорелся ларец: увидишь ли ты его? День и ночь ходишь, обратив глаза в прах, и сердце твоё поёт неспокойные песни. Эйфория вдруг настигает тебя, захлестывает в водоворот, словно ты шестнадцатилетний святой, или ещё хуже. Розовое марево, отражения находят своё место везде: оброненная ручка, побег, леденец на ярмарке кошмаров. Запел соловейчик, настала тьма - это временно, гнется послушливый хребет, загораются оконьки средь дорожек, замирают послушницы. На другом конце света простирает руки нигер, чтобы размять мышцы после долгого сна. В козвелочках проживает странный народ: всю их жизнь занимают песни и пляски, пересекаются ночные взгляды: запах женщины: соблазнительное колено, большие ляжки, голос низкий, будто настелили бархата. Тесно, душно, опьяняет дым. Здесь для всего есть место: и для горя, и для радости, тебя обнимут, выпивка плеснулась на кишки, ещё один шот, пожалуйста. Их английский - невообразимая путаница, словами играют, будто на пианино, во всем этом - и в речи, и в походке, и в моргании глаза - чувствуется джаз, в свою очередь змеиное. Они любят петь; их пальцы бегают по клавишам, будто это зубы. вертлявый человек! Вертлявый малый! - подивляются с галерки. Им не понять радости от грусти.
Вот восходит женщина с крутыми бедрами: каждая ямка выточена, словно леденец, каждое движение возбуждает надлежащие рецепторы. И вот зрители наготове, словно они - пилоты реактивного самолёта.
Она начинает слабенько, но голос окутывает мёдом с дёгтем. Слышно, как клацает чья-то зажигалка: такой клац не купить за гроши. Песня нехороша для неё, но это не мешает никому наслаждаться. Песни обладают способностью останавливать время, и вот тебя выталкивает обратно невидимый поршень, говорят аплодисменты, сталкиваются странные нигерские ладони. Празднование - стучит юань по барной стойке, и здоровый бармен подает вам ваше опьянение, хитро прищелкивая глазом. Да уж, гостеприимный народец!
теперь мне хочется открыть тебе все свои секреты. редко это случается с человеком из реала, который при этом вроде как проявляет к тебе взаимную симпатию, хотя я не знаю как это возможно с моим уродливым лицом, уродливым смехом, уродливым голосом, уродливой походкой манерой выкручивать руки смотреть в пол когда улыбаюсь, манерой речи тем более.
сегодня я почему-то очень устал, болят глаза и голова. мне хотелось поговорить с девочкой которая упаковывала мне подарки и я привычно подумал что заебываю её но потом подумал ведь я вряд ли увижу ее когданибудь снова, буду всего лишь одним раздражительным клиентом за длинную очередь молчаливых клиентов, так что я спрашивал дебильные вопросы вроде: интересно, с вами уже сегодня много человек познакомилось? а они обычно хотят поболтать пока ждут или ждут молча? а вы, наверное, на дизайнера учитесь? но всё было грустно в этой девушке, она училась на нелюбимую профессию.
не знаю, почему я не иду спать, наверное у меня мозговая активность повышена или чтото такое.
я уже настолько деградант, что путаю падежи в речи, не говоря уже о паузах и ебанутом выборе слов.
"слышишь, немые разговаривают?"
давай выздоравливай. послушай, я хочу выздоравливать, послушай, давай выздоравливать, здоровадливать.
Налей водички.
Глазик моргает и гноится, он смешится, катится на высокую гору смешится на высокую гору плачет на высокую гору, умирает на широкую ногу.
Я возьму пистолет и выстрелю. Я - выстрелю, я задохнусь быстрее чем выздоровлю. Тоска тоска тоска тоска коса, пляса пояса, зубки рассыпались в глубокий колодец, я закрыл глаза, стали бросать кубики, умерли в игре, захотели заплакать и заплакали, а небо согрешилось тучами и крошилось зубками рассыпавшимися в глубокий колодец чьей-то личности. Выздоровеет чья-то кровь, встанет инвалид, умрёт слепой, задавят кошку, а директор школы расстреляет учеников.
Замолчите.
И толпы мертвых вьетнамцев встанут в бой, загалдят, вспыхнут волосы, зажгется вспышкой новый виток, задохнутся от дыма дети, а вы вытяните руку и закричите В АТАКУ. и начнется танец смерти и будет умирать природа, задохнется и все растворятся в прохладных водах, я закричу и умру, и завертится мертвое огромное солнце, потечет вниз светящейся мякотью, вдруг заполнит, коснется болью, сердце забьется сильно-сильно, а потом его как будто не будет, хотя вот оно, лежит под рукой, теперь бесполезное. Подбираются к нему голодные черви, к мозгу подбираются леденющие пальцы, случится солнцеворот
маленький завод потерялся в сверкающих звездах
ну вот, затащился. клёвввый голос.
чорд, а еще в ней есть что-то такое от моей бывшей одноклассницы, которая мне тоже очень нравилась. на вид bitchy или видимо мне все нравятся кто выглядит как родная сестра кокаяны

в последнее время нравится смотреть на девушек, которые раньше бы меня наверняка раздражили.
это странно.
мне хотелось чтобы урод заразился всеми болезнями мира. я ехал в машине и хотел чтобы его расплющило, чтобы его сердце замерло перед выстрелом, столкновением, прыжком. Тупой завод. Тупая махина на сборке элеваторных пределов, абстрактной механики. Башка не вариант. А ты волонтёр?
Каждому волонтёру дают стакан молока или колы (на выбор). За ним наблюдают. Сначала он в основном читает надписи на стендах, у нас здесь много надписей и профилирующей литературы. После того как волонтёр закончил всё это, ему дают еще один стакан молока. И тут я подумал: что, если все н заменять на л, а ё заменять на 1? Злалие профинирующей нитературы еще ликогда ле оставняло лас в беде.
Кто посмеет забрать мое моноко, тот курам на смех.
Одлако тротуары вс1 ещ1 понлы профинирующей нитературы, а также леопозлалых гражданилов. Ле ручаюсь говорить, что все оли без царя в голове, лапример опозлалое лечтО? Куда спешит оло?
Спорю, вы даже ле догадыванись, сконько в русском языке буквы н.
А как ты себя чувствуешь если от тебя отрезают кусок?
У Урода нет аппендецита может поэтому он такой ебанутый?
Мои мысли не здесь.
Моя кровь утекает в водопровод.
Смысл в том чтобы остаться одному, болит и гулко бьется сердце, голова наливается свинцом. Канатоходец, который упал с каната во время величайшего представления. Ты видишь его?
Он падает.
Я вижу его.
Маленькая вспышка в беспристрастной череде смертей, чтобы удовлетворить чрево Бога Смерти. Оно жадное, там ничего не бывает статичным, все переливается из сосуда в сосуд и изменяется.
В детстве ты забирался под стол и сидел там очень долго, пока кто-нибудь не вспоминал про тебя, чтобы вытащить на свет Божий. В такие моменты ты их ненавидел. Ведь ты играл в невесомость.
Смысл был в том, чтобы продержаться без единого движения как можно дольше, даже не дышать. Тогда можно было услышать всё, без помех.
Поезда, лягушек, легкую поступь циркачей и циркачек, похожих своим силуэтом на циркули, танцующих в робком свете Красного Солнца, которое текло, пенилось и прибывало.
Все это случалось в стране подсолнухов и пыльных бурь. Там добывали много золота.
ты находишь выход? ты говоришь миру - мир?
Гигантская лошадь-ублюдок.
Апокалипсис сегодня?
Я жую свои волосы. Они длинные и рыжие, они мне надоели.
Вгроб ношшками вперед.
Покойник равномерно закрутился вокруг оси.
Я немного заплакал и закричал, но было слишком тихо, и они начали меня душить, напали, изрезали и очень испугали.
Куски кожи отваливаются от меня. Они видят, когда я один.
День за днем я один.
Я захожу в лифт закрываю глаза и на минуту погружаюсь в небытие, все чего я так ждал. Погружение вниз. К концу путешествия на глазах выступают слезы. Но когда я выхожу из подъезда, они уже улетучиваются.
Я готов к трудодню.
Я довольно часто думаю о гигантской лошади-ублюдке.
Урод, сколько ни шути, твои шутки всегда будут уродливыми. <пес оф щет>
ХАХА ОЧЕНЬ СМЕШНО Я ПИСАЛ коечто нЕлЕсТнОе КОТОРОЕ ПЕРЕМЕЖАЛОСЬ ЦИТАТАМИ МОЕЙ УЧИТЕЛЬНИЦЫ ПО БИОЛОГИИ В ЧИСЛЕ КОТОРЫХ БЫЛА (ОН ПОМЕСТИЛ ЗМЕЙ В РАЗНЫЕ СОСУДЫ)...


А СЕГОДНЯ МНЕ ПРИСНИЛОСЬ ЧТО ЗМЕЙ ПОМЕСТИЛИ В ОДИН И ТОТ ЖЕ СОСУД! ХАХАХАХАХАХАХХАХАХА!!!!!! ВЫ ПОНИМАЕТЕ?!?! оооо давайте еще проанализируем что по фрейду змея это фаллический символ а так как в одном сосуде они как раз занимались спариванием то мне приснилось ГЕЙПОРНО хахахахахаххахахахахахахахаха.... бля йй уф дайте переведу дух очень смешно
Тоска о тоске о тоске о тоске о тоске о тоске.
О волоске.
Интересно, почему строка, которую я написал выше, должна была закончиться именно на каком-то только мне изведанном количестве повторов? Это заставляет думать о том, что у всего в этом мире есть ритм.
А с фотографии на тебя С ПРИЩУРОМ смотрит Лоуренс Фишборн. И что-то еще я хотел об этом написать когда хотел это написать и хотение становится жалким потому что неактуальным и да, я вспомнил. Мне всегда было интересно что заставляет людей быть хорошими актерами. Способность выполнять любую работу экстраординарно вытекает из неотделимого от тебя дефекта. Выемки в пазле выемок и хитросплетений. Пазе в системе разветвленных туннелей. Например, что заставляет человека быть хорошим рабочим на фабрике консервирования рыб? Его руки летают. Процесс рук... процесс консервирования рыб. Всё это - неотделимо друг от друга. Там, где у этого человека гладкое место, у другого выемка, которая заставляет его скучать от однообразной работы. А если подумать, то самое необходимое качество актёра - вписываться в сцену, мимикрировать, словно морская звезда среди камней. А способность мимикрировать среди камней определяется возможностью понять истинную сущность камней, таких спокойных, на тысячу лет прохладных. И вот если ты поверишь в это всем своим сердцем, то проплывающая мимо рыбёха тоже почувствует, что ты камень, и не заприметит тебя на ужин. Простите, я не очень разбираюсь в морской биологии. Ведь есть разница между человеком, который, играя в "Зеркало", безошибочно повторяет движения другого человека, но замрет, когда пропадет его напарник, и между человеком, который, когда у него отберут "Зеркало" сможет продолжить аналогию, экстраполировать. я капитаню ashell, незнаю зачем я сюда заявился. Просто такая профессия, несмотря на то что продолжить аналогию я бы смог, мне до крайности чужда. Видимо это потому что я смущен фактом собственного существования. Когда на меня направляется камера, я вспоминаю, что я выгляжу так-то, и получается провал. Другое дело - танец буто. Я уверен, что из меня получился бы хороший танцор буто, хотя они выделывают те еще выкрутасы... В том смысле, что он невероятно сложен в техническом плане. Но тот факт, что с тебя как бы смывают лицо - это охуенно, я с большим восторгом к этому отношусь. Вообще с тех пор как я посмотрел Ганнибала мне стало намного более понятно о shy boys, как их доктор называл.
Кстати ненавижу такие посты, их только от отчаяния и можно писать.
Тоска о тоске о тоске о тоске о тоске о тоске.
ehhehe
и ко мне по-прежнему никто не садится за парту, даже если класс переполнен.
/ehhehe

как же здесь холодно. но я хочу чтоб было ещё холоднее, чтоб мозги заморозились. а тебя возбуждает когда Фрик пытается покончить с собой? В его печали есть что-то очень горячее, до невозможности. И все эти так сказать РОМАНТИЧЕСКИЕ мысли разбиваются о крутую скалу матчасти и тогда мне становится смешно.
давай-давай, снимай шмотки. я знаю, что тебе тоже холодно, но это не важно. на самом деле ничего не важно, тупая ты шлюха. пощечины жгут щеку, а ты облизываешься, расплакавшись, застыдившись. я и не трогаю тебя много, только целуюсь влажно и горрячо, вжимаюсь в чужие бедра. ограничение в движениях в определенные моменты может свести с ума, но ты знаешь об этом лучше меня. you're like a puppy, (через некоторое время у гуся вырастают перья) трогательность, с которой ищешь ласки, заводит вдвойне, как и то, что стыдишься этого. нну, с уродами всегда так, они заводятся в два счета и кончают в штаны, стоит их только чуточку поцеловать (он поместил двух змей в разные сосуды)¢
и ничиво, ничиво, ничиво.
Звеникзтонок
татар кызы
дракон - солнечное или лунное животное?
дракон - это змея и лев.
почему-то никто не усматривает в нем кошачьи повадки, но лев, без сомнения, солнечное.
а со змеёй более интересно. она лунная, но в то же время без солнца она не выживет (из-за хладнокровия). но все ее качества указывают на хитрость, мудрость, женское начало.
то бишь дракон это самое что ни на есть андрогинное животное. вообще он мне нравится и я рад что отношусь к нему некоторым образом, спосибо китайцы.
и миллион тыщ песен с названием undertaker, сам не знаю почему.
я чувствую себя очень одиноко. на улице было хорошо. хочу вернуться во время где мне было лет 5 и все еще было таким незамутненным.
пальцы в грязи. я дрожу и мне смешно и очень грустно, потусторонняя тоска заполняет хребет. Я бы хотел находиться на огромном космическом корабле на котором больше никого нет, потому что я всех убил. И остается только my very self, наедине. Эти последние часы бессмысленного скитания, одной только тоски по временам, которые хранятся в замке памяти полустертыми потомками кинолент. Но я знаю, что это лучшие воспоминания, хотя и не уверен, что они со мной случались. Это вещи вроде солнечного луча на моей руке или удивительного слияния солнца, летних листьев и каруселей в парке.
Я скучаю по тебе. Я уже не знаю, выдумал ли я тебя или ты правда там был? Все было в разрушенных многоэтажках и пустырях. Рядом с тобой я чувствовал, будто у меня больше нет тела, я был таким легким, прозрачным, солнце пронзало всё, я был восхищен каждой пылиночкой, внезапно отразившей свет как-то по особенному, застывшей в мгновенье. Там не было никого. И нас не было.
Я скучаю. Холод космических пальцев - вот что я чувствую. Эти пальцы трогают мой затылок, пропускают волосы сквозь. Разбитые кусочки стекла. Порез на руке напоминает о случае, когда мне было 15. Там все еще было довольно чисто, я словно сам стал этой пылиночкой, которая на миг засветилась перед чьим-то невидимым огромным глазом, перед тем как упасть в небытие.
Наверное, я хочу заплакать. Слезы делают всё чистыми, так что не бойся их. В моем же случае они теперь бессмысленны, как и факт моего существования.
South Africa, не заканчивать же на такой печальной ноте.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5