монстр


Я помню тебя еще только встающим на ноги монстром – ты действительно тогда была прекрасна и отвратительна настолько, что хотелось отвернуться, и завораживала так, что смотреть было невыносимо. Тогда ты еще начинала знакомиться с собой, не так ли?
Помню, как ты меня привлекла – еще одна нестандартная в копилку «странных»; твой и мой способ мыслить были схожи – даже название родилось для этой связи – «единомышленники». Грязь, в которой ты обитала, вызывала омерзение – как я понимаю, осознавая свою природу, ты намеренно стремилась к дну: чудищу положен мрак и скверна. Люди рядом с тобой были подлыми. Сама ты не вызывала такого ощущения, ты пугала – с тобой как над пропастью: неверный шаг и упадешь – ты свернешь мне шею. А вот окружение вызвало именно презрение – моральные нормы у них были не очень высокими – это тебя к ним и привлекло, верно?
Я была очарована опасностью, исходящей от тебя – меня пленил этот страх и твоя негармоничность. Выпирающие из клетки части уродливого тела заворожили и манили подобраться ближе: когда же монстр вырвется на волю, кого же первого он поглотит?
На какое время – года – ты пропала из поля моего зрения, а потом появилась вновь; монстр стал больше, плотнее – восходящий в пик своей силы, клетка прикрытием, а не сдерживающим фактором, окружение еще грязнее и порочнее. Ты меня ужасала и одновременно рождала восторг! Ты равноценно прекрасная в своем уродстве и отвратительная в своей красоте продолжала манить и вызывала желание держаться как можно дальше. Тогда ты уже выпустила его на волю, верно? И начала испытывать его возможности, не так ли?
Недавно – спустя десятилетие – я увидела, что твой монстр укрощен и плотно связан – он внутри, он во взгляде – но полностью обезопасен, подконтролен. Ты все также привлекаешь – запах опасности никуда не исчез – но эта новая скованность вызывает чувство неправильности. Чувство обмана: вот, смотрите, монстр, но он больше не похож на чудовище. Ты примирилась с собой и стала ровно той – со своим набором специфичных характеристик – которая идеально подогнана для адекватного социума. И даже твое окружение сейчас совсем иное. Приличествующее нормальному человеку, без наклонностей, с милыми – ладно, иногда и не очень – допустимыми изъянами.
…жаль. Ты была великолепна!