О, Полезоснь)

Кинули очередную ссылку
Нажалa чисто автоматом... а в колонках рок заиграл. На паузу, как не странно нажимать захотелось далеко не сразу)) Так и отключилaсь за
компом) Они там похожу новенькие, у них народа нет. Буфферится моментально. Музыка не плохая. Нет рекламы и
никакого левого трепа. Короче заценивайте
Cюда >>

"Как кошка с собакой"

Съезд лучших представителей "дворянских" фамилий начался в точно назначенный срок и проходил очень организованно. Даже гости из-за границы не опоздали, прибыв лишь известными им путями (секреты эти они не раскрыли бы и под страхом смерти, чтобы ни у кого по их вине не было неприятностей). Секции, а было их всего три, работали очень слажено и продуктивно. Журналистов было аккредитовано немного, но все они были давними и очень верными друзьями Союза, причем не только на словах, но и на деле (умели не только помочь, но и не мешать). Шума, надо признаться, было на съезде не больше, чем на других мероприятиях такого рода.
Особо интересной была работа смешанной секции, ведь кошки с собаками не только грызутся, но могут быть и настоящими друзьями в радости и горе. Вопрос на повестке дня был, к сожалению, не самый легкий: как объяснить своим соплеменникам, что в их дружбе и взаимопомощи нет ничего постыдного, особенно - в тяжелое нынешнее время. Предложения были самые разные, но однозначно пришли к одному выводу: умный сам все поймет, а дураку объяснять бесполезно.
На собачьей секции повестка дня была более обширной. Одобрили памятник убитому собрату Мишке; порадовались тому, что наконец отремонтировали памятник собаке Павлова. Почтили минутой молчания погибших на войне собак, которые свой долг выполнили до конца. Взгрустнули по друзьям, погибшим в ДТП по вине пьяных водителей. Обсудили, какова должна быть помощь бывшим любимцам дома, внезапно оказавшимся на улице. Обсуждали отношения с породистыми задирами, но к однозначному решению пока не пришли. Говорили: о возможностях поиска и добывания пищи в различных климатических условиях, об обустройстве жилищ, о путях ухода от петель и сачков собаколовов. Молодые собаки с большим вниманием слушали более опытных товарищей, понимая, что только так смогут выжить в этом безумном мире. Не стеснялись и они делиться своими интересными наблюдениями и опытом, что очень поощрялось в Союзе.
У кошек были свои насущные проблемы. Важнейшей была - роды: в очередной раз обсуждали, сколько деток лучше рожать за раз, чтобы они легче приспосабливались к жизни. В очередной раз вопрос остался открытым "до следующего съезда", то есть, практически навсегда.
Еще кошки обсуждали, какая окраска шерсти предпочтительнее всегда и, особенно, сей час - ведь даже знаменитые трехцветные ("денежные") кошки не всегда находят себе любящего хозяина и верного друга. Поняли, что не в окраске счастье... Вопрос о тональности кошачьих концертов в этот раз даже не обсуждался. Хотя закон должен был быть принят уже в третьем чтении, но многочисленные новые поправки, внесенные ранее, не дали возможности соответствующей комиссии закончить свою работу.
Шестой вопрос, как всегда, организовали друзья с Союза. Здесь были представлены все любимые собачьи и кошачьи лакомства, от косточек и молока до наимоднейших питательных смесей. Обед прошел очень тепло и весело.
Концерт, устроенный силами членов Союза, имел большой успех. Показ мод же просто ошеломил, хотя это была, в основном, добротная одежда работяг...
Репортаж обо всем, произошедшем на встрече, на столько потряс соседей и циркачей, что они в ту же секунду готовы были забрать всех членов съезда с улицы навсегда, но... те уже разъехались по домам, а мы, люди, в таких случаях бываем тяжелы на подъем и редко переходим от слов к делу (как легко бывает прикрыть самый неблаговидный наш поступок знаменитой французской фразой "Се ля ви!").

И снова о реинкарнации

Сегодня до меня наконец дошло, кем были голуби в прошлой жизни. Судя по тому, что я читала в книгах и видела в кино, это были... настоящие канцелярские крысы, причем не самого высокого пошиба!
Судите сами: они предпочитают тусоваться лишь между собой, но дружбы нет никакой! Никто не позаботится поделиться с соседом добычей - каждый сам за себя в гонке за куском хлеба.
Они жмутся поближе к человеку - и их Богу и царю на Земле: стараются всеми способами показать ему свою лояльность, чтобы получить кусок пожирней и получше.
Вечно кажутся напуганными. Эти их испуганные подергивания головы и глаза, полные страха, так и говорят сами за себя: только бы строгое начальство не появилось неожиданно! Иногда, правда, им эта угодливость поведения самим надоедает: появляется какая-то важность в походке, но... исчезает она очень быстро: "благоразумие" берет верх.
Формы их оперения напоминают сюртук или фрак. Но даже на белом цвете у них всегда видны... пятнышки чернил, а на темном - "залысины" заношенной и не новой одежды. "Штанишки" на лапках - потрепанные брючки, которые относительно удается скрыть под "сюртуком", но.... время от времени мы явно видим все признаки старой одежды.
Самым большим доказательством моей теории служат, на мой взгляд, головы голубей. Вглядитесь! у большинства голубей на переносице есть очень интересная опушка в виде двух круглых колец. Что это, как не очки или пенсне?! Хохол в центре головы - "модный" кок. которым так гордились молодые письмоводители . Практически у всех голубей - хохолки по бокам от головы, причем распущены они к заду. Ну это же явные перья, которые песцы держали за ухом....
Теперь я, кажется, понимаю, почему свободу и волю голуби оставили для жизни возле людей! Грустно это очень!

Обращение к ЕС

Граница между этими двумя новыми государствами проходила по площади симпатичного маленького городка, в котором все друг друга знали и дружили. Граница была представлена легким голубым заборчиком, вдоль которого ходили 2 полицейских. Они были истыми служаками и даже маленькому цыпленку не удавалось просто так пересечь границу, которая была "на замке". В когдатошней жизни эти ребята были хорошими соседями и друзьями, а сейчас долго ждали визу на право въезда в соседнее государство и не переговаривались даже через заборчик.
Однажды некий шутник написал по обе стороны заборчика большие транспаранты: "А вы уверены, что эта граница точна?!". Наши служаки немедленно доложили по начальству об инциденте. Что тут началось! С обеих сторон к заборчику понаехало начальство на машинах с разными планами и перемерами.... Шум и суета поднялись невообразимые. Никто не заметил, как снесли заборчик и затоптали место, на котором он располагался! Что делать?! Обратились за советом к мудрецу. Тот думал недолго: " Разбейте на площади клумбу, а вокруг посадите деревья. Садовниками назначьте Ваших полицейских."
Начальство, как всегда, очень долго совещалось, но наконец все пришли к выводу, что это - единственное верное решение. Особенно радовались полицейские. Новое дело давалось друзьям настолько хорошо, что в скором времени площадь была признана красивейшим местом в обоих государствах и сюда стали привозить туристов не только с ближнего, но и с дальнего зарубежья. Пограничных инцидентов совсем не было, и все были абсолютно довольны и счастливы.
Где взять мудрецов, способных уговорить начальство всего мира сделать именно так?!

Старинный телефон

Старинный телефонный аппарат стоял на музейной полке в окружении таких же ветеранов связи... и грустил из-за недостатка общения (аппараты понимали разные языки и сами умели их передавать, но сами то говорить не умели)! А как много он мог бы рассказать и хорошего и дурного!
С особым удовольствием он любил вспоминать разговоры влюбленных. Эти могли часами разговаривать, казалось бы, о самых простых вещах, но любое их слово так и дышало красотой и нежностью! А в одну его хозяйку был влюблен настоящий поэт! Ей он посвещал свои лучшие стихи. Не поняла и не приняла она его чувств и вышла замуж по расчету... Счастлива по-настоящему она не была. Не любил аппарат политические разговоры, которые нередко перерастали в шумные словесные баталии, глушившие его бедные мембраны. Но к этой нелюбви примешивалась и гордость: в нужное время и в нужном месте разговора он создал такие помехи, что сумел предотвратить страшную трагедию. Сильно скучал наш друг во время финансово - экономических бесед. Ему казалось, что весь он разбухает и вот-вот лопнет от переизбытка цыфр! Не без содрагания он вспоминал войну с её тревожными известиями о смертях - смертях - смертях... Тем не менее, он всегда усердно работал и особенно был четок, когда передавал призывы о помощи к врачу, пожарным, милиции (а, может быть и просто к другу!). Очень он любил радостные материнские и отцовские голоса, сообщавщие доктору, что дитю стало намного лучше.
Приходилось ему работать в разных местах: в красивом дворце и в подвале, где много плакали и кричали от невыносимой боли и где часто стреляли; в школе, где с ним обращались не очень вежливо; в каком-то научном ужасно засекреченом учреждении, где чаще всего звучало слово "оружие". Где он только не побывал на своем веку, но связь всегда давал очень усердно, а сей час... Сей час он стал сборником мягкой музейной пыли! Обидно ему и очень хочется снова оказаться рядом с человеком, помогать ему!
Если увидите его когда - нибудь, не пожалейте своего драгоценного времени: проведите ласково рукой, поднесите трубку ко рту и скажите самые для Вас важные слова. Я не знаю, как он это сделает, но уверенна, что связь он даст наилучшую и Ваш оппонент Вас обязательно услышит!

Подражание Маяковскому

Заспорили как то хирургические инструменты, кто из них важнее да нужнее. Первым высказался скальпель:
- Что вы без меня стоите?! Ни один хирург не начнет даже вскрывать фурункул, если меня не будет рядом. Про более сложные операции я вообще молчу!
Электроагулятор не полез за словом в карман:
- Вскрывать фурункулы мне не приходилось. Но уж без меня хирург точно не работает, ведь в залитой кровью ране он просто ничего не видит. (Его лучший друг электроотсос, во время всей его речи лишь важно помахивал своим шнуром в знак согласия). Тут вступили в спор братья - зажимы:
- А кто удерживает всё и вся на нужном месте?! Кто не дает тканям "убежать"?! Да вы что: без нас любой пациент на столе быстро превратился бы в труп-экспонат того, как не надо оперировать, чтобы не потерять больного.
Распаторы и ранорасширители, как всегда во всем соглашались с зажимами, так как любили и умели совместно работать.
Тут не удержался большой шприц, для промывания полостей. Он не был большим оратором, но он сумел достаточно убедительно доказать, что без него работать просто нельзя, особенно в запущенных случаях и случаях сильного загрязнения раны.
Заволновались обиженные иголки:
- Как можно не брать нас в расчет, ведь мы такие труженники и так красиво зашиваем любую дырку?!
Что бурчали электрокардиографы, сердито пыхтели наркозные аппараты, рентген-аппарат был готов вспылить, операционные лампы накалились до бела и были готовы взорваться от возмущения, но тут... По воле случая, в операционную привезли двух одинаковых больных с язвой желудка. Наших спорщиков разделили на два набора и работа закипела... Одну операцию завершили намного раньше другой. Нет - нет, инструменты вели себя прекрасно! Просто один из операторов был немного старше, а значит, сноровистее и опытней. Как вы думаете, продолжали ли во время стерилизации инструменты спорить?

Неумелое подражение женским романам

Увидев в салоне эту машину, она поняла, что нашла воплощение своей мечты о существе, которое хочется холить и лелеять. А оно не струсит: в трудную минуту и отплатит добром, неважно физически или морально. Джип цвета мокрого асфальта (её любимого цвета) казался настоящим молодым воином, состоящим из одних лишь мышц, который так и рвется показать в первом же бою отвагу, мощь и годы, потраченные не зря на серьёзные тренировки. Не тогуясь, хотя это принято даже в таком месте, она купила машину и не отказалась ни от одного из, предложенных продавцом - пронырой наворотов для своего нового друга. Жизнь Джипа в городе началась. Его понастоящему баловали! Детали, которые должны были блестеть, всегда блестели, как новые. Малейшая соринка беспощадно изгонялась со всех его поверхностей. Царапинам давали серьёзный бой самыми модными и хорошо зарекомендовавшими себя средствами. В салоне всегда был хороший запах. Дороги выбирались лишь самые удобные - широкие и без единого ухаба. В непогоду его вообще не выводили из комфортабельного, до неприличия сильно натопленного гаража: хозяйка жалела его и отправлялась в путь на такси или городском транспорте. Его даже возили развлекать в кинотеатры под открытым небом, причем, слава Богу, это не всегда были мелодрамы или слащавые любовные истории, которые так любила хозяйка.
Не прошло и года, как наш красавец затосковал и быстро стал походить на настоящего немощного старика. Внешне это проявлялось в противных пятнах облупливающейся эмали, внезапно появляющихся тут и там пятнах ржавчины и все более глубоких царапинах, от которых ничем не удавалось избавиться. А кряхтел и дребезжал он всеми внутренностями, даже на самых маленьких скоростях так, что у хозяйки просто сердце кровью обливалось. Помощь пришла совершенно неожиданно. У нее и раньше случались серьёзные и срочные поездки, но сей час в нужное место можно было добраться только на машине. Мысленно и вслух она извинялась много раз перед своим другом и отправилась в путь по очень нелегкой дороге. Уже на втором десятке километров она почувствовала, что машина меняется. Вместо старческого кряхтения и покашливания мотор издавал довольное ургание и, казалось, готов был поднять машину над землей. Ни один механизм не напоминал о скрежете металла по стеклу. Да Джип просто пожирал километры этой ужасной дороги!
А на стоянке возле леса произошло еще одно чудо. К машине подошел не очень молодой мужчина, с глазами цвета мокрого асфальта, легкой сединой на висках, многочисленными шрамами на открытых участках тела. Где-то похлопал машину, что то ей шепнул и... машина стала такой, как в минуту "спуска на воду" - схода с конвеера. Потом человек повернулся к женщине и... та открыла рот удивленно. Близнецами их нельзя было назвать, но как они были похожи свой настоящей мужской красотой и силой, как явно были готовы прийти на помощь в любую минуту!
Ей даже не пришлось размышлять. чтобы понять, что в их жизни появился мужчина мечты. Он же, казалось, только и ждал этой встречи...
Потом в жизни наших героев бывало всякое. Ничего не боялся наш Джип в твердых мужских руках и, казалось все больше молодел, и все больше наливался силой. Многочисленные дети семейства делали из него танк, самолет, корабль, походную палатку, операционный стол..., но любая царапина его только красила, как настоящего воина! Не забывали его побаловать охотой и рыбалкой: понимали, что звуки выстрелов и запахи еды, приготовленной на костре, для настоящего мужчины лучше любой музыки и любой косметики. Жаль, на стадион его не пускали, но... хозяин всегда находил такое место парковки у ворот, с которого все было видно и слышно. В общем жизнь была прекрасна и удивительна!

Еще раз о слезах

К мужским слезам у меня особое, совершенно однозначное отношение: я их не могу ни видеть, ни слышать. Для меня слова "мужчина" и "мужество" звучат как однокоренные, хотя с научной точки зрения это может быть не так. Мужественный человек, в моем понимании, может плакать только от невыносимой моральной или физической боли. Он никогда не воспользуется слезами во имя лжи, как это частенько делают женщины.
Исторических примеров и примеров моего воображения могу привести немало. Не думаю, что без слез отдавали в полон своих женщин мужчины во все времена более сильному врагу! У меня перед глазами как живой стоит еврейский отец, который должен был играть на скрипке (и ни в коем случае не сбиться с такта), когда всю его семью вели обнаженными в газовую камеру, а младшими сынишки с беззубой улыбкой тянут к нему ручки.
Я хорошо себе представляю деда, вернувшегося с Отечественной войны полным Кавалером Ордена Славы, которые уж точно не за красивые глаза вручали на фронте! И вот он идет ничего не видя от слез, за гробом единственного внука, погибшего где-нибудь в Афгане - во имя исполнения интернационального долга по отношею к людям, о существовании которых он даже мог и не подозревать до этого!
Я видела слезы на глазах у отцов Беслана через год после той страшной трагедии.
А ведь есть еще более страшные слезы - те, которые мужчины умеют скрывать: вот уж поистине кровавые слезы, рвущие душу и сердце на кусочки!
Лично меня до глубины души потрясли слезы двоих, близких людей.
Папой я всегда гордилась. Он много знал, немало умел. Ильёй Муромцем его, конечно нельзя бы было назвать, но для меня он был самым - самым смелым и сильным. Я не без основания, была совершенно уверена, что он может все, что с ним нигде не будет страшно. И вот пришел черный год его болезни. Плакал он тогда несколько раз страшно, но особо горькими его слезы были, когда меня привезли в онкоинститут прямо с колхозного поля. Его руки уже тогда были болезнено белыми и чистыми, а мои несчастные подушки были очень грязны, в многочисленых заусенецах и порезах. Его доча, его умница доча, которой он так гордился, должна быть лишь учиться на хорошего врача. А работать (и тяжело!) должен был только он.
Потом эти слезы, когда он хотел выброситься с 3 этажа от невыносимой боли, в силу которой ему, по большому счету, никто не верил! Я никогда больше не смогла видеть и слышать плачушего больного мужчину. Видимо, еще и поэтому я пошла в рентгенологию, где мужики чаще матерились, чем плакали...
Доктора Торгана у нас никто в серьез не принимал: бабников, пьяниц и трепачей (да еще и в 1м лице) никогда не принимают в серьёз, хотя мастерами своего дела они могли быть отменными и даже просто незаменимыми! Однажды я его увидела с целым иконостасом на груди форменки (насколько я потом смогла узнать это было "это были его следы прибывания" в нехолодных точках Земли вроде Афгана и Кубы!
Мужик пил и плакал, пил и плакал. Ни в коем случае не верила и не поверю, что в нем, как это принято считать, плакал алкоголь! В нем плакала душа по товарищам, которых он там не смог или не сумел спасти от пули или мины, а в мирной жизни - от алкоголя и наркотиков, от безисходной тоски! Это было страшно наблюдать, а еще страшнее вспоминать моё тогдашнее бессилие помочь ему. Я даже не посмела прижать его к себе и успокоить, как перепуганного малыша, которым я его тогда ощущала!
Господи, сделай так, чтоб мужчины радовались со слезами на глазах найденой на Земле своей второй половине, чтобы плакали от радости при виде рождения своего ребенка (и не только первого!). Принимаю и слезы радости от выиграного тяжелого спортивного сражения! Это можно выдержать, понять и принять. Но не надо им плакать от боли и горя и заставлять нас жгуче страдать вместе с ними!

"Ребята, надо верить в чудеса!"

На дворе - очередной, очень прагматичный век. Дети чуть ли не в колыбели перестают верить в Деда Мороза. Они еще толком не умеют держать карандаш в руках, а с компьютером практически "на ты". Читать по-настоящему не умеют и не любят, а вот бороться за свою выгоду начинают чуть ли не в детском саду. Из лексикона людей, даже очень религиозных, практически ушло понятие "чудо", ведь наука идет во всех направлениях шагает просто семимильными шагами. Тем не менее Волшебницы и Королевы счастья не перевелись на этом свете. Они решили доказать людям, что чудеса все-таки бывают!
Уж не знаю, с помощью чего (то ли яблочко, бегущее по тарелочке, то ли какая то современная заумь), но они нашли тех кто действительно нуждался в их волшебной силе - маленьких пациентов большого онкологического центра. Глаза этих детей были больше привычны к слепящему свету операционных, чем к доброму солнечному свету и таинственному лунному. Их носы и рты были прикрыты самыми разнообразными защитными масками, через которые пробивались запахи лекарств и больницы, а не цветов и свежескошенной травы. Их ушам чаще приходилась слушать стук медицинских инструментов и скрежет тяжелых дверей R-терапевтических кабинетов, чем звук дождя и веселые детские песни. Ручки и ножки у них были в многочисленных следах от капельниц, а каждая веночка невыносимо болела и трепетала от страха в ожидании очередной порции жгучей химиотерапии. А уж бегать и прыгать или даже не особенно и хотелось, ведь порой не было сил даже донести ложечку до рта.
Нельзя сказать, что взрослые не пытались им создать хоть какую-то видимость детства. Рядом с ними всегда были близкие, но не братики - сестрички, которых просто не пускали. Спонсоры дарили самую современную аппаратуру и самые лучшие игрушки, а друзей, с которыми можно разделить радость игры, можно было найти лишь таких же больных. К ним в гости привозили знаменитостей со всего света, а они мечтали сменить свои больничные пижамы на нарядные костюмчики и платья и, вместе со всеми, пойти в театр, кино, в музей, в цирк. А сами порой не могли переступить порог палаты самостоятельно и не все дожидались момента, когда можно снять маску с лица. Эти дети оставались всегда слишком серьезными и грустными: казалось их глаза и рты просто не научились смеяться.
В общем, работенка предстояла не легкая, но... В один прекрасный день каждый ребенок оказался в месте своей самой большой мечты. Конечно, особенно много работы было в Диснэй Лэнде, но работавшие там, лишь радовались этому: таких восторженых глазенок и такого искреннего детского (да и взрослого) смеха они давно не слышали и боялись, что разучились дарить людям радость.
Большой прием был у Барби с Кеном. Хозяйке не надоедало примерять себе и гостям наряды и украшения, многие из которых она тут же дарила. Кен со всеми катался на всех видах транспорта, начиная от кареты и вплоть до личного самолета и космического корабля (и ни кого не интересовал медицинский допуск!).
Потом хозява закатили грандиозный обед, главным блюдом на котором были мороженное и торт. Уверяю вас, что ни один из гостей не пожаловался на отсутвие аппетита.
Капитану Татаринову в тот день за считанные часы помогли пройти Северным Морским путем и сохранить всю команду. А сколько народу радовалось, вместе с 15-летним капитаном и его сестрой Мэри, встрече с капитаном Грантом!
Д`Артаньяну с друзьями - мушкетерами пришлось провести целый мастер-класс по фехтованию (и не только для мальчишек!)
Буратино с друзьями показывал свои лучшие представления. Каждый желающий мог лично открыть золотым ключиком дверь за нарисованным очагом и пообщаться с ученым сверчком. Даже Карабас - Барабас был особенно любезен и катал детей в своей бороде, как в гамаке!
Была и Мэри Поппинс со своими качелями встречи со счастливым детством. Куда очереди не было, так как она могла вместить в-с-е-х и никому не надо было слезать раньше, чем захочется!
Гари Поттер с друзьями всем показывал школу, волшебные фокусы в ней и знаменитую говорящую шляпу. О Волан-де-Морте, разумеется, никто и не думал, но не из-за страха перед ним!
Волк и Заяц, Том и Джерри всем рассказывали веселые эпизоды из жизни и совсем не стремились гоняться друг за другом или обидеть друг друга.
Не обошли вниманием лежачих больных. У 11-летнего Пети в палате провели грандиозный шахматный турнир, и он выступил очень неплохо, хотя до этого играл с папой да с компьютером.
10-летней Маше подарили ракетку для большого тенниса, которую тут же, в палате, ей подписали её кумиры.
У маленькой Катюши выросли в палате пальмы с настоящими кокосами, финиками. И никто не запрещал их есть, а думать об аллергии, на них просто не надо было!
Сережу с 3 этажа взяли с папой на охоту в тайгу, правда, на лошади, но чувствовал он себя бодро и весело у костра из пахучих еловых лап.
Танюша с удовольствием пообщалась со Львом - Повелителем Нарнии.
В общем, день прошел чудесно, но чудеса продолжались и дальше, причем в них пришлось поверить и взрослым! На другой день у большинства ребят была хорошая температура, у многих резко улучшились анализы. Алеше и Рафику наконец нашли подходящих доноров, а Владику, впервые за много месяцев, разрешили выйти из палаты. Нескольким ребятам наконец нашли деньги на очень дорогое лечение. Главное же заключалось в том, что с детьми была радость свершившегося чуда и вновь обретенная вера в возможность излечения!

Друзья познаются в беде

Местное общество было достаточно общирным, но не отличалось разнообразием... размеров и форм. А лишь по этикеткам можно было определить принадлежность к тому или иному знаменитому водному, пивному или молочному клану. Иногда сюда попадали так называемые "химические" бутылки из-под бытовой химии с надписью "не для еды". Их пытались сторониться, но это далеко не всегда удавалось, особенно если машина - насос давно не приезжала и домик-сетка оказывался забитым до предела. Лучше относились к коробкам из-под разнообразной выпечки: тем непостижимым образом удавалось сохранять в своих глубинах запахи веселого праздника и хорошего настроения, связанного с ним.
Каждого нового жильца приветствовали легким рокотом и постукиванием, который снова переходил в ленивую тишину и негу ничего неделанья, усиливающиеся под сильно припекающим солнцем и необоримые, кажется, ничем.
Моя история, как и полагается, произошла ночью, когда при завораживающем свете луны оживает, кажется, все и вся. Бутылки вдруг обрели голоса: тихие, но вполне различимые в тишине ночи. А мне удалось подслушать их голоса.
Первой решилась заговорить толстая и важная бутыль из-под молока:
- Вы знаете, я задыхаюсь от всех этих городских запахов. Цветочный куст над нами - это здорово, но даже он отдает бензином. А мандарин с того дерева попробовала маленькая девочка и даже заплакала от того, каким мерзким он оказался на вкус. А как хорошо в поле, где голова кружится от запаха трав, где только щебет птиц да мычанье коров нарушает тишину, где не надо искать место, откуда можно увидеть солнышко, луну, звезды!.... Как хочется вновь почувствовать в своих глубинах ласковое представление теплого парного молока! Вы знаете, я уже не первый раз попадаю в такую сетку и потом возвращаюсь туда, в этот рай. А вдруг в этот раз мне не повезет?! Почему-то я этого очень боюсь.
В разговор вступили бутылки из-под Coca-cola и Pepsi. Зашумели они как-то все разом, пытаясь рассказать о "своих" напитках. Сложно было их стрекот понять, но мне это удалось:
- Поехали с нами! Вы не представляете, как умеют смешить пузырьки наших напитков, как ласково они щекочут наши стенки и при этом не забывают весело приплясывать. А как красив и пенен бывает фонтан, когда нас открывают! Вот где настоящии праздник!
Уравновешенные и спокойные бутылки из-под минеральных вод тоже решили вставить свое веское слово:
- Пожалуй вам больше понравится с нами. В лесу и горах, где текут наши источники, так много солнца и света, такой чудесный воздух. Ручьи необыкновенно музыкальны и красота их мелодии не может наскучить никому, ведь они умеют даже неискушенному уху передать столько звуков и ощущений!
Пивные бутылки слегка обиделись:
- Лучше отправиться к морю! Вот где настоящая музыка жизни, даже если нет ветра и вода плещется у берега еле - еле! А уж под наше пиво, да еще с вкусной рыбкой... Что может быть лучше в минуты долгожданного отдыха?
Бутылки из-под сока бросились в бой: они торопились объяснить всем, что вкуснее и приятнее их содержимого ничего быть не может как в дни праздников и отдыха, так и в дни боли и огорчений. (У них были припасены многочисленные истории о веселых застольях и чудесных выздоровлениях).
"Химические" бутылки завистливо молчали. Они знали, что их ждет тяжелый, порой изнурительный труд по отмыванию самой разной грязи, а праздников в их жизни не предвидится (просто "не положено").
Вдруг из дальнего, самого темного, угла сетки донесся плач маленькой бутылочки из-под лекарств. Ей было обидно, что она не умеет рассказать, как вылечела маленькую девочку от тяжелой ангины. Она страшилась встречи с машиной-насосом. Узнав это, все бутылки бросились ее успокаивать и объяснять, что это совсем не больно и не страшно, просто летишь в сильной струе воздуха и весело перестукиваешься с соседями. Успокоить ее они смогли, а решить, кто важнее и нужнее не сумели.
А я? Мне было обидно, что я не знала как им объяснить, что все они очень нужны и важны людям как в радости, так и в горе, ведь они умеют сражаться с самым большим его врагом - жаждой! Они умеют создать людям настроение праздника и дать силы победить в трудную минуту. Они просто умеют помочь человеку жить!