Infelicissimum genus infortunii est fuisse felicem.
Так нельзя...
Так нельзя...
Так нельзя...
Так нельзя...
Так нельзя...
Так нельзя...
Так нельзя...

И рука сама потянулась к потрескавшемуся корешку дневника...

«…Она угасает. Нет, не с каждым днем, как высокопарно выражаются неудавшиеся поэты. С каждым мигом существования. Моего существования, потому что для нее время не движется. Время завершилось. Подошло к концу. Иссякло. Утекло, как песок, как струйки воды сквозь пальцы. Еще несколько месяцев назад, когда мы поняли, ЧТО случилось, жизнь застыла. Вокруг нас и внутри нас… Нет. Внутри нее все-таки кое-что живет. Живет, несмотря на все доводы, крики, мольбы. Потому что она приняла решение. А когда она начинает упрямиться… Лучше не вставать у нее на пути. Это даже не лавина. Не ураган, пылью взметающий мироздание. Это – воплощенный Закон. А спорить с Законом бесполезно, потому что он выполнится, не считаясь с чужими мнениями…

…Я разрываюсь между двумя желаниями, ни одно из которых не может быть выбрано и осуществлено. Я хочу, чтобы она была вечно. Я хочу, чтобы ее мучения прекратились. Но первое невозможно, а второе… Кто посмеет перечить ее воле? Я? Нет, мой рассудок хоть и стоит на грани сумасшествия, но, как и каждое живое существо, я хочу жить. Пока еще хочу. Да, мне твердят об ответственности, о долге… Пусть. Я знаю одно: когда все закончится, мне будет совершенно плевать на все долги. И мои перед миром, и мира передо мной. Платить по счетам? Убирайтесь прочь, ревнители Равновесия! Мне не нужен мир без нее. НЕ НУЖЕН. И если вы будете цепляться за мои обязательства, я сделаю так, что этот мир не будет нужен и всем вам!…

…Меня убивает это ощущение: одновременно быть бессильным и беспомощным. Сколько себя помню, ни разу не оказывался в такой бездне. Ни разу. А ведь было по-всякому. Было страшно. Было больно. Было грустно, да так, что казалось: весь мир окрасился в серое. Смешно вспоминать прежние переживания. Смешно. Теперь я это понимаю. Она уйдет, и цвета вообще перестанут существовать для меня. Цвета, вкусы, запахи, прикосновения. Сколько раз мы ссорились. Сколько раз кричали друг на друга до слез, до хрипоты, до полной потери голоса. Сколько раз прощались… Только для того, чтобы минуту спустя вновь броситься друг другу в объятия. Потому что мы не можем быть друг без друга. Существовать – можем, но быть… Не получается…

…Последние дни не могу удержать злость. На кого? На все, что попадает под руку. Я даже боюсь смотреть ей в глаза. Боюсь заставить ее разочароваться в мужчине, которого она когда-то выбрала. Выбрала себе на погибель. Да, ЭТО могло произойти с кем угодно, но мне кажется: виноват я и только я. И никакие доводы не помогают. Взгляды родных и друзей наполнены сочувствием, а кое-кто смотрит с откровенной жалостью, и от этого все внутри меня закипает. Вы не можете понять, что я чувствую! Не можете!...

…Почему она так поступила? Не понимаю. Не могу даже попытаться понять. Я же видел ее страх, ее боль, ее отчаяние. Видел. Несколько минут. А потом… Потом все исчезло. Уступило место упрямо выпяченному подбородку. Нет, она не покорялась судьбе. Но что произошло между ними? Между двумя своевольными и никогда не уступающими друг другу женщинами? Иногда мне кажется, что она заключила со Слепой Пряхой договор. О чем? Никому угадать не под силу.

…Сегодня. Она не сказала ни слова, но мы почувствовали ЭТО одновременно. Значит, завтра утром я проснусь в новом мире. Мире, в котором не будет тепла ее губ. Я не хочу такого будущего. Не хочу. Но она не простит и не примет моей смерти, поэтому с восходом солнца я открою глаза. Что я увижу? И увижу ли я вообще что-нибудь?…

…Она Ушла.»

В. Иванова
The Glory Disappears
Where Hope And Daylight Die
День Рождения - это День, когда существо обрекают на жизнь.
Огонь - обоюдоострая Стихия, зачастую пожирающая Вопрошающего.

Вступление...

Дорогой дневник... Мать... Никогда не мог понять на кой черт нужны дневники. И тем более дневники, которые доступны кому либо... Но отчего то завел... Что я здесь буду писать? Без понятия. Что я буду сдесь выкладывать? Ну наверное фотографии (осталось только определиться нахрена)
А вообще... Дневник служит для записи событий своей жизни... А что тогда записывать тогда, когда жизнь замерла? Правильно)))

Вчера побывал на Дне Рождении Марго)))
И конечно же напился... Но вроде праздник не испортил... Оторвать кому нибудь что нибудь вроде не грозился... И даже до дома добрался как человек прямоходящий... Похмелья нет... Надеюсь никого ничем не обидел...
P.S. Удивительно, как они с Розги собирают вокруг себя таких людей... Светлых, незлобливых...
Начинаешь поневоле задумываться, что кому то просто необходима вправить мозги... Кто бы это мог быть?)))