"Если сделать все, что надо и не вспоминать..."

Никак. Не пишется. Весь день вынашивала в голове текст, баюкала словно дитятю, качала на волнах слов и вот, сидя перед маленьким экранчиком, буквы не складываются в слова. Я хотела написать о людях. О своих знакомых. Один - Саша - уже давно служит на благо Родине-матери. Саша берет оружие в руки и идет защищать ее, как защищал бы свою мать. Саша ни хороший, ни плохой. Я не могу его судить. Я даже не могу о нем рассказать. Не складываются слова, но переполняют эмоции.
Или вот еще один мой знакомый. Он, по его собственному выражению "там, где военные". Он надевает маску, берет в руки скальпель и спасает таких вот Саш. Правда, на другом конце нашего маленького шарика. И вот недавно в переписке он написал "Война, она везде одинаковая. Алеппо, Донецк, Газа... Да какая разница, где". У него уставшие глаза и седые пряди в волосах.
Саша выглядит на свои тридцать и девки оборачиваются ему вслед. Есть что-то такое, притягательное в нем. У него внимательные глаза, которые смотрят казалось бы расслабленно, но как сканер. Я не знаю как это назвать.

Если спросить Сашу, как это - убивать людей, он внимательно посмотрит и скажет... Да ничего он не скажет. Отшутится, мол, как любая другая работа. А если спросить второго моего знакомого, как это - спасать людей, он тоже отшутится. И некое смирение в его тоне даст понять его отношение к этому.
Однажды может так случиться, что они встретятся. [А может и нет]. Глобализация и стирание границ в худшем, ужаснейшем смысле.

И вот это "я просто делаю свою работу" всегда вызывает у меня восхищение, если человек находится на своем месте. Как будто где-то наверху, кто-то, играясь, сложил пазл и кусочки-людишки встали на свои места, зацепились за свое место выступающими частями и никуда отсюда не денутся. Они на своем месте. Хрупкая девочка в пять утра по крику "двадцатьпервая, на вызов" берет неподъемно-тяжелый к концу суток чемодан и едет снова быть на своем месте. Саша по приказу берет автомат и едет по горам быть на своем месте. Пожилая женщина с раком груди и курсом химиотерапии за плечами берет в руки фарфоровую чашечку с трехсотлетней историей и учит студентов-оболтусов, как отличать одну провинцию Китая от другой по взмаху кисточки мастера. Я могу долго писать об этом. Оглядываясь вокруг, я понимаю, что я счастлива. В большинстве своем меня окружают поистине счастливые люди, находящиеся на своем месте. Даже если это очень маленькое и с первого взгляда не важное место.

Один умнейший человек, опять-таки будучи на своем месте, пытался вдолбить в меня основы философии. Из всех вдохновенных речей я поняла и смогла осознать только Дао. Востоковед, ценитель женщин и вина, философ, профессор - о, конечно же только конфуцианство и Дао я могла подхватить и пытаться пронести через себя. Дао — это наивысшее состояние бытия в его трансцендентной функции, как недифференцируемая пустота и мать космоса. Находиться на своем месте, выполнять свое предназначение - как это близко...

Слова повисают в пустоте и тишине. Я не знаю, как закончить. Я даже не знаю, это ли я хотела написать. Мысли плавают как в киселе, путаются, захлебываешься словами, заикаешься, не в силах выговорить.

Пожалуй, я не буду ставить точку. Я просто нажму "отправить" с легким чувством недописанности и недосказанности, а там, глядишь, довынашиваю этот текст. Будем считать это кювезой, инкубатором для слабенького и недоношенного... По разным причинам я не могу носить это в себе дольше. Преждевременные роды, выплеск идеи - я буду лишь смиренно молиться о том, чтобы она была жизнеспособной.
Комментарии: 1
Alee
Не читала давно на дд такого поста. Очень чистого, очень искреннего, настоящего. Выношенного изнутри.

Добавить комментарий

Вы не можете комментировать эту запись по причине: Добавлять комментарии для этой записи могут только зарегистрированные пользователи.