Записи по тегу "Лит-ра"

| перейти в дневник

Покров-17

Начала читать новый роман молодого талантливого автора и вдруг остановилась. О чём эта книга? Но, продвинувшись чуть дальше, обнаружила подсказку, в которой автор сам себя невольно и разоблачил! Я лучше не смогла бы написать рецензию на книгу А. Пелевина, чем он сам написал от лица воображаемого критика о некоем внутреннем романе о войне. Полюбуйтесь! А читать или не читать роман, решайте сами.


НЕ НАВОЕВАЛИСЬ? (отрывок из романа Пелевина А. "Покров-17")

О книге Андрея Тихонова «На Калужский большак»
(журнал «Октябрь», № 8,1989 г.)

[cокращено]
| перейти в дневник

Классик современной русской литературы и его новый роман

Нет, безусловно, он и раньше блистал, но больше известен был в узких кругах ценителей изящной словесности. Годы идут, карьера успешного писателя крепнет, и вот, он уже классик. Какие времена, такие у них и Чеховы. По его либретто ставится опера в Большом, потом он даже вроде становится каким-то советником министерства просвещения по школьной литературной программе. Лауреат множества литературных премий. Я считаю, что уже давно его романы нужно внести в школьную программу. Чехова и Толстого выкинуть, а его внести. А чо? Гений же, постмодерн, надо идти в ногу со временем. Понятно, что всегда так было: чтобы продаваться, нужно идти на поводу у вкусов читающей публики. Это сейчас публика такая у нас, я правильно поняла? Ну раз он успешен и хорошо продаётся. Это в 60-е угождать публике - еще можно понять (читатели 60-х сами кое-чему в области доброго и прекрасного могли научить авторов), но сейчас прогибаться, чтоб продаваться, это каким кончелыгой надо быть

Под катом наиболее харктерные для его творчества эпизоды (Т.е. это не 90-е, это он сейчас такое пишет. Я так понимаю, талант его расцвёл, тогда были бутончики, а сейчас цветы). Утонченным эстетам и беременным женщинам не рекомендуется.
[cокращено]
| перейти в дневник

Феодосий Хамовнический и Петруша Устюжский


- Затем нарисую вам из числа подобных же, на парный взгляд тоже как будто весьма простых фигур, еще парочку: Феодосия Хамовнического и Петрушу Устюжского. Феодосию тоже однажды надоело быть обыкновенным дворником, и он тоже однажды разулся, возложил на себя вериги, то есть попросту собачьей цепью обмотался, прихватил в подручные некоего бродячего Петрушу и пошел пророчествовать. Вы опять подумаете - значит, все-таки хоть некоторый дар к тому имел? Но опять я вас разочарую: ничуть не бывало! Пророчествовал он крайне бездарно и, главное, вид имел самый не пророческий: обыкновенный лысый мужик лет сорока с превеселыми и нахальными глазами.

А Петруша был и того ординарнее. Вид мелкотравчатый, умишко куриный, натура гаденькая и похотливая. Баб, дев иначе не называл, как вербочками, пеночками, канареечками, и прожорливостью отличался прямо противоестественною. И особенно на молочную лапшу и на арбузы. Завидев арбуз, весь трясся и кричал: «Искушение, искушение, великое искушение!» - затем облапливал его, ставил на колени и выгребал пятерней до донушка.

Вы еще раз попытаетесь сказать, что плуты, мол, не в счет и что посему и эти два угодника должны быть оставлены нами в покое. Но, во-первых, я же и хотел сказать, сколь много среди наших знаменитостей было и есть плутов и выродков, а во вторых, должен напомнить вам, что цель моя заключалась вовсе не в том, чтобы их обличать: я вел совсем к другому, к тому, что мы, русичи, исконные поклонники плутов и выродков и что эта наша истинно замечательная особенность, наша «бабская охота ко пророкам лживым» есть предмет, достойный величайшего внимания.


(Слава. И.А. Бунин. 1924)
| перейти в дневник
Антон Чехов

Загадочная натура

Купе первого класса. На диване, обитом малиновым бархатом, полулежит хорошенькая дамочка. Дорогой бахромчатый веер трещит в ее судорожно сжатой руке, pince-nez то и дело спадает с ее хорошенького носика, брошка на груди то поднимается, то опускается, точно ладья среди волн. Она взволнована...
[cокращено]