В перерывах между съемками задумчиво глазел в окна такси, индустриально, все в целом, даже мой быт, который выровнялся в последние недели по швейцарским часам, пока я страдал и жаловался на потерю хаоса случайным знакомым перехваченным у барной стойки, ну вот так получилось, вот так я выдохнул, что внутри не осталось воздуха, только завод и равномерность, бьется значит есть чему биться, льется значит есть чему литься, на днях разрезал руку бумажным листом, острый как нож, окрасился красным, я так и замер, смотрел на него, думал, что вот только так пока могу заполнять пустые листы, значит ли это что таков мой стиль, лить кровь на белое? Напропускал запятых, ты бы злился, если бы читал, я бы тоже злился, если бы ты читал, но удача, тут так заброшенно и тускло, слово на кладбище, а взрослые люди не ходят на кладбище, только по вескому поводу, оплакать мертвое, ты бы заплакал перечитывая свой старый аккаунт, не потому что умно и тонко, так как ты больше не пишешь, кстати, почему ты так больше не пишешь, ты что, умер, не потому что грустно смотреть на юношество, вспоминать зашифрованные в рванину текста поцелуи и удары кнутом, да сейчас по-другому, спокойнее, бабочки в животе умиротворяются, когда пьешь на ночь мелатонин, чтобы вообще хотя бы сколько-то спать, не потому что ты выше этого и забыл, все ты помнишь, ты вспоминаешь после второй бутылки красного в красивом месте за мраморной столешницей, мы там с тобой недавно знатно набрались, но не так, все уже не так, и это нужно оплакать, оплакивать лучше пьяным. Ты помнишь себя таким?
Комментарии: 0

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.