Говорит, провел выходные с Проппом в дешевой своей комнатушке прокуренной и продушенной, где простыни пахнут одеколоном, а отваливающиеся обои местами черные от копоти, любимая моя конура, дырка в паркете, приспособленная под пепельницу, как шаманы сидим вокруг нее на грязных подушках, шепчем и бормочем, он во главе, пьет из носика чайника, который у него древний, железный, раритетный, перехваченный в подрезково на развале, он из него пьет, потом рукавом утирает губы, нежные и красивые как у женщины, лучше бы он и родился женщиной, может быть все бы по-другому пошло. Жаба, говорит, должна заглотить ведьму, а если ведьма откажется, то придет домой и умрет тут же, а я говорю, что будь я такой жабой, я бы сам от некоторых ведьм отказывался, такая бывает встретится, даже коснуться стремно, а тут заглатывать целиком со всеми ее кишечниками, сморщенными руками, когтями и волосами сальными, так противно, что закашлялся пока говорил. Смеется, говорит, жаба так запрограммирована, она не может не проглотить ведьму, как комара, это я уточняю, чтобы наверняка, или как стрекозу, подтверждает, для них ведьмы - лакомство, а жабы для кого лакомство, не то чтобы мне это важно, но раз разговор зашел, то почему бы не уточнить у сведущего, у французов, ржет, ведьма приходит к жабе, жаба ее глотает, а потом жабу глотает какой-нибудь француз или француженка, мерзость, говорю, француженки хрупки и изящны, какая жаба, вот ты же устрицы пробовал, смотрит на меня, ну пробовал, говорю, вот как устрицу ты глотаешь и не морщишься, так француженка не морщится и глотает жабу, которая проглотила ведьму, а дальше что, интересуюсь, дальше не знаю, говорит, зависит от француженки, наверное.

Разговор перевели на иглы, а о чем еще беседовать четырем взрослым мужчинам разного уровня достатка и образования, говорит, я с одной встречался, рыжая, бесноватая, все при ней, но самостоятельная слишком, если не по ее правилам игра, так сразу закатывается, я ее и заподозрил, сначала просто приглядывался, вдруг сама себя выдаст, но не выдавала, я ее тогда исподтишка пока спала и кольнул, а она и не заметила, я еще раз кольнул - молчит, ну думаю, приплыли, точно ведьма, припомнил все ее родимые пятна тут же и белые следы какие-то на спине, попробовал в них попасть, кольнул в третий раз, она повернулась ко мне и говорит, дорогой, что-то сала захотелось белорусского, но понятно уже, что какое сало, бежать нужно, я и сбежал, год прятался у бабки в деревне, думал за мной кинется, а она вещи собрала и съехала с квартиры, судя по слою пыли в тот же день съехала. Ну и дурак, я тогда ему не сказал, но подумал, что я тоже под подозрением со своими устрицами, еще не приведи мерлин, пьяный заглянет мне в глаза и решит, что там все вверх ногами отражается, будет и на мне свои эксперименты с иглами проводить, на всякий случай ущипнул себя за руку, больно.

А еще вот знаете что, говорит, у меня тетка была, чайник не берет, берет бутылку, пьет прямо из горла большой глоток, такой, что даже его передергивает, а потом начинает долго и мучительно прикуривать сигарету от вышедшей зажигалки, мы в эту паузу молчим, передаем бутылку по кругу, таков наш ритуал, стаканов нет, да и не было никогда, как и кружек, как и тарелок, сковорода и чайник, весь скарб, я откидываюсь назад и ложусь на темно-зеленый плед, покрывающий старый матрас, этот плед я ему подарил на сорокалетие, прикинув, что на темно-зеленом грязь не так видно, а он к нему внезапно отнесся бережно и каждую зиму носит на снег, выбивать и чистить, пахнет плед тоже его одеколоном, густым и тяжелым, я провел рукой, уже скатался весь, но цвет красивый, черт бы его побрал. Тетка моя, говорит, дымя сигаретой, интересная баба была, всю жизнь прожила в деревне с матерью моей, замуж не пошла, не то что телефоном, телевизором не пользуется, говорит, все это от лукавого и крестится, отец всегда говорил, что блажная, пока не умер внезапно для всех, мать наоборот, тетку оберегала, я к ней как-то пристал уже взрослый, говорю, а что с тетей, чего она такая странная, к миру не адаптируется, от цивилизации отказывается, мать и рассказала, говорит, что тетя не совсем и тетя нам возможно, что ее нашли в кустах крапивы и зверобоя голую возле сарая, к которому никто чужой и подойти то не должен был, когда ей то ли четыре то ли шесть было, внешне похожа была на бабушку, даже родимые пятна одинаково расположены, только бабушка на сносях не была уже много лет, у нее мать моя уже на выданье готовилась, а братья ее старшие разъехались, откуда и чей ребенок не ясно, но бабушка ее забрала и вырастила, а тетка странная была всегда, на кошек аллергия страшная, при виде некоторых людей в истерику впадала, да так, что все корежило, так вот соседа нашего видеть не могла, бабушка ее всегда в дальнюю комнату отсылала, когда он приходил. Погоди, говорю, а чего ж ты говоришь, что была, а теперь вот тетка живая по твоему рассказу. Да не уверен вот я, что живая она. У нас дом сгорел в 90-х. Все сгорело, козы мамины, куре, рисунки мои детские, все что дорого было, тетка тоже сгорела, когда дым сошел, мать на пепелище вбежала, а там тетка лежит обугленная, красная, не дышит, мать рыдать, а тетка взяла и задышала, да и говорит тихо-тихо, мать рассказывает, еле расслышала, заверни меня говорит, в простыню и опусти в реку, пусть вода меня вылечит. Матери страшно было, но она тетку послушала зачем-то, сейчас я вот думаю, какая к черту, вода вылечит, только микробы в раны открытые. А в итоге ни шрама, искупала ее мать в реке, потом положила в соседском доме, куда их пустили жить, тетка отлежалась, потом встала, страшная была, пока заживала, но все зажило. Я летом приезжал новый дом строить помогать, как будто тетка и не горела в пожаре, я тогда остановился в сарае, как-то нехорошо рядом с теткой чувствовалось, а спать и вовсе не мог, сердце колотило, как колокол. И что сейчас, говорю, живет, говорит, в том же доме, с матерью моей, помогает ей во всем, не придраться. Я подумал, что зря мы столько пьем, конечно, что такое бы записывать, но эта мысль тогда была короткой, подкрадывался заход солнца, отправили другу еще за одной, а я так и лежал на этом пледе, смотрел как солнце крадется по потолку к темному углу в дальней части комнаты, а из темного угла на меня смотрело нечто, но я его не мог или не хотел видеть.
Комментарии: 6
Анонимный пользователь
Ебанутый что ли?
GangosA
GangosA

Колишься?
Анонимный пользователь
Гангоза))))))
Drama_Queen
вы такие забавные...ппц
you_la
Пропп охуенный)
Я пока до жабы не дочитала, у меня этап попариться в бане и съесть еду мертвых=)

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.