Проблемы с завершенностью, начинаю и никак не могу кончить, про строку, а не про то, что ты думаешь, не думай, тебе будет проще заглатывать этот текст, потому что не всегда в нем есть смысл, который нужно считать конкретно тебе, конкретно ему и конкретно мне, припорошенная метафорами исповедь, я только учусь говорить прямо, смотря ей в глаза на сеансах, вскрывая такие старые раны, что чувствую себя ассистентом неудачливого фокусника, никогда не знаешь с какой стороны в твое тело войдет кинжал или меч, а на мне нет живых мест, да и не было никогда, или я не помню. О памяти. Она говорит, что я сознательно все стер, положил в бочку, бросил в океан впечатлений, пусть мое прошлое бурлит в моем настоящем, надежно запаянное. Что еще она говорит? Говорит, что моя разрозненная личность – это и есть целый я, что я психопат, нарцисс, что я прекрасен. Я читаю ей свои стихи, иногда мне кажется, что я бы мог и хотел ее соблазнить, но она смеется, она не всегда может от меня отстроиться, начинает на вы, переходит на ты, ей интересно, я ей интересен, а когда я кому-то интересен, я становлюсь опасным. Говорит ли что-то еще? Говорит, я знаю, что ты для меня опасен, наше время вышло, пока, Джей. Я смеюсь, ты со мной только из-за моих денег, она смеется, а как иначе, но не думай, говорит, что дело только в них, я говорю, в чем, говорит, ты интересный экземпляр, я ухожу, чтобы оставить это висеть в воздухе, я люблю когда что-то остается висеть в воздухе – реплика, аромат духов, напряжение.
Комментарии: 1
erden
Выдалась странная неделя, я был откровенен, но не до конца, жил, но не один. Хотелось все время чего-то другого, но сковывали обязательства. Обязательства встреч, обязательства мероприятий. Прочел от силы страниц тридцать, что вообще из ряда вон, зато смотрел сериалы по утрам, потому что в шесть меня будило нечто. Пил, но меньше чем обычно. Интересный факт, все эти дни с ней был я, а не та моя сторона, которая просыпается время от времени, чтобы коммуницировать с нежными и красивыми людьми, которых я оберегаю. И она не испугалась, не была раздосадована, не стала меньше меня любить. Храбрая сестренка, а я переживал, все думал, смогу ли я быть с ней тем, кем привык, а не тем, кем она меня знает, оказывается, что знает меня лучше меня самого, а я себя вот совсем не знаю, или не помню, что возвращает к абзацу выше, впрочем, и ладно. Нежный цветок, редкий гость в моей квартире, где все мертво, ходила и превращала все в жизнь, я удивлялся, не могу не удивляться такому. Переставила все бутылки вина, развесила рубашки, была мила и непосредственна. Даже расплакалась, когда говорили на кухне. Я смотрел на ее слезы, сначала изучал, а потом понял, просто хочу обнять, притянуть к себе и не выпускать, пока не станет спокойной, пока не затихнет, пока рубашка не пропитается солью ее эмоций, солью ее жизни. Она меня словно вернула в чувство, привела к себе, заставила быть тем, кем я не был уже давно. Уехала и я тут. Вывернутый наизнанку. Взбаламученный и нелепый. Ненавижу быть нелепым. Люблю, когда меня вынуждают быть таким. Сложные эмоции. Странно, что неделя еще не закончилась. Мне бы этого очень хотелось, но впереди еще долгие часы без сна.

Добавить комментарий

Имя:
Комментарий:
Текст
Вставка
Шрифт
размер
Введите пожалуйста число с картинки:
Незарегистрированные пользователи не могут видеть свои приватные комментарии.